BURAEV.RU - ООО «Диана»

Хроника восстановления Богословского собора

Богослово-Введенский собор

Общее дело?

— Кто-то разрушил этот храм, в упоении разрушения не понимая, что это путь в тупик.

Нам выпало восстанавливать храмы. Я уверен, что если ты здесь живешь, ты обязан сделать то, что сделать можешь. Мы приходим в этот мир, чтобы выполнить свое предназначение. Кальвин сказал: «Если Бог приводит тебя к богатству, а ты отказываешься, то ты нарушаешь волю Бога, потому что Он когда-то придет и скажет: «Помоги!», а у тебя не будет средств».

— Анатолий Васильевич, если я правильно поняла, Вы считаете, что жертвовать на восстановление храма должны люди, имеющие достаточные средства?

— Раньше в деревнях был такой обычай - назывался ПОМОЧЬ. Мой дед решил отделить дочь и зятя - построить им дом. Стройматериалы, конечно, заранее заготовил, потом позвал односельчан - пришли все. Начали в субботу- поставили сруб, настелили полы, покрыли крышу, в общем, все, кроме отделки, но вселяться можно - уже в воскресенье вечером гуляли! Один бы 2 года строил, все вместе - за 2 дня управились, и только за угощенье!

Так и храм - для всех это будет немного. Для одного — невозможно! Каждый может что-то сделать. И каждому воздастся по делам его. Расскажу случай, который произошел в 90-е годы, если помните, тогда время трудное было: бартер правил бал, денег всем катастрофически не хватало. Заказал я по просьбе архимандрита Феофана два алтаря, нужно 34 миллиона, а денег - ни рубля. И так две недели на нуле, и вдруг приходит на счет как раз нужная сумма. Отдаю распоряжение заплатить за церковную утварь. Возражают: мол, сами задыхаемся. Однако настоял, деньги перечисляем, какое-то время перебиваемся, вдруг звонят с Братского алюминиевого: «Возьмешь два миллиарда наличными? Банк «Менатеп» привезет». Беру. Привозят, аж колеса проседают.

— Везите в РКЦ (расчетно-кассовый центр. - Прим.ред.) на пересчет, — говорю.

— Не поеду, все документы в порядке! — сопровождающий как будто прав. За пересчет 1,5 процента берут, большие деньги. Я и сам не знаю, почему уперся, но настоял, чтобы пересчитали. Через день-два приезжают по нашу душу: поступила, мол, информация, что незаконно получены деньги. Но я-то чист, предъявляю полковнику справку из РКЦ-все на законных основаниях: кому, от кого, за что... Извинились и уехали. Все в мире взаимосвязано.

Кому-то, может, эти примеры покажутся неубедительными. Есть и еще один аспект: собор восстановят — и чье это будет достояние? Думаю, стоит заплатить, чтобы иметь право сказать: это наше достояние! Да и состояние души совсем другое: сделав общее дело, люди обретут чувство солидарности - великое чувство, о котором мы уже подзабыли, а зря... Анатолий Васильевич Сысоев оказался щедр не только на пожертвования для собора, в беседе с нами он поделился своими бесценными знаниями экономиста, руководителя, политика, а также просто по-житейски опытного человека. Если удастся воплотить его советы в жизнь, это позволит и сэкономить, и привлечь дополнительно значительные суммы денег.

От души благодарю замечательного собеседника и радушного хозяина за прием и спешу на следующую встречу.

Евгений Антонович Липухин. Житель города Краснотурьинска, бывший главный инженер БАЗа, с недавнего времени на заслуженном отдыхе. Активно занимался восстановлением храма Максима Исповедника. Его вклад в восстановление Богословско-Введенского собора 180 тысяч рублей.

— Евгений Антонович, то, что Вы принимали участие в восстановлении Максимовской церкви, понятно - это ваш город. Но жертвовать такие большие суммы в пользу соседей станет далеко не каждый.

— Дело в том, что я не разделяю наши города - исторически их объединяет имя Богословск: так раньше назывался Карпинск, Богословский горный округ, завод наш - Богословский, но главное - собор Иоанна Богослова. Имя очень много значит не только для человека, но и в судьбе городов играет большую роль, оно охраняет. К тому же я прихожанин Богословского собора, стараюсь не пропускать воскресные службы, отец Илья — мой духовник. И мне больно видеть храм в таком состоянии. Так что мой взнос даже, наверное, не жертва, а вполне естественное желание благоустроить окружающее пространство. А возрождение храмов особенно благотворно влияет на людей, на коллективный дух - это живая субстанция, которая очень положительно реагирует на такие вещи. Ну кому не хочется жить в нравственно здоровом обществе?

Надеюсь, я ответил на ваш вопрос. Мои материальные возможности, к сожалению, в настоящее время ограниченны, но есть и другие пути - привлекать средства в Благотворительный фонд, и я обязательно буду это делать. Знаю, что в этом направлении преуспел Михаил Эрикович Бураев, думаю, что есть смысл побеседовать с ним.

Выражаю Евгению Антоновичу благодарность за его гражданскую позицию, за интересный разговор и признаюсь, что удивлена таким совпадением: с Михаилом Эриковичем я уже договорилась о встрече.

Нашим читателям представлять М.Э. Бураева не надо, он давно известен и как ученый, занимающийся проблемами здоровья, и как депутат, радеющий об общественном благе, и как доброхот, много лет (с 80-х годов прошлого века) участвующий в восстановлении Богословского собора.

— Михаил Эрикович, прошло так много времени с тех пор, как начали предпринимать первые шаги к возрождению храма, столько раз начинали и останавливались, что можно было уже отчаяться, но Вы не опускаете рук, я знаю, что Вашими силами привлечено в Благотворительный фонд более 230 тысяч рублей, часть этих средств - Ваши личные. Что питает Ваш энтузиазм?

— Вера в то, что этот уникальный памятник архитектуры, первый каменный храм, построенный на Урале, обретет первозданный вид.

— Это значит, что будет и колокольня?

— Безусловно. Восстановить колокольню - это моя мечта. Ради мечты человек способен горы свернуть. И мы продвигаемся к цели, это видят все. Ведь что принципиально изменилось в последнее время: деньги расходуются целевым назначением, каждый рубль на учёте.

Приношу тысячу, например (ко мне люди со всей страны приезжают, каждый сколько-нибудь пожертвует на храм), тут же записывают в книгу фамилию, имя, отчество, сколько дал, когда. Ничего не пропадет. Все расходы жестко контролируются, в том числе госорганами.

— Михаил Эрикович, а Вы верующий человек?

— Да, верующий и крещёный. Нас в свое время от религии отлучили. Я рад, что сейчас храм востребован: службы идут при большом стечении народа, при храме создана кадетская школа. То есть не только в камне плоды наших трудов. Верю, что с возрождением собора люди станут добрее, в городе жизнь будет лучше. Пока жив, буду собирать деньги на храм. Очень надеюсь, что все, кому дорого наше прошлое, настоящее и будущее, поддержат наше общее дело - кто не может деньгами, пусть потрудится на уборке двора, еще как-нибудь поучаствует.

Нас 32 тысячи. 20 тысяч имеют собственный доход. Если каждый внесет по 1 тысяче - это же 20 миллионов! Ну хоть по 500... или по 300... Но только каждый! Говорят, хочешь изменить мир — начни с себя. Это правильно. Гонорар за эту статью (в двух номерах) я полностью перечисляю в Благотворительный фонд.

Уважаемые карпинцы!

Когда к вам подойдут с ведомостью добровольные помощники - сборщики средств в Православный благотворительный фонд, проявите щедрость души, и вы увидите, что нет больше и светлее радости, чем личная причастность к благому делу.

Вы можете самостоятельно сделать взнос в Фонд.

Напоминаем реквизиты:

ПОЛУЧАТЕЛЬ: Православный благотворительный фонд «Богословский Введенский собор».

НАЗНАЧЕНИЕ ПЛАТЕЖА: Благотворительный взнос на восстановление Богословского Введенского собора.

БАНК ПОЛУЧАТЕЛЯ: Уральский банк СБРФ

К/с 30101810500000000674

БИК 046577674

ИНН 6617016107

КПП 661701001.

Р/с 40703810916520037070

Или обращайтесь в Попечительский совет: тел. 8(34383) 3-45-30, адрес: г. Карпинск, ул. Серова, 2, каб. 106.

Книга учета благотворительных взносов с именами всех жертвователей после закрытия Благотворительного фонда как выполнившего свою функцию будет переплетена и передана в Богословский Введенский собор на вечное хранение.

 

Галина ВЕРХОВАЯ
Крапинский рабочий, 18 декабря 2009 г. №100 (12351)

 

Сейчас 515 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте