BURAEV.RU - ООО «Диана»

Михаил Бураев: «Врачевать учусь у природы»

Его называют целителем, лекарем, иногда даже знахарем. И тотчас воображение людей, не знакомых с М. Бураевым, может нарисовать приземистую таежную избушку с бревенчатыми стенами, увешанными пучками трав, и замшелого старичка с проницательными взглядом из-под кустистых бровей.

Наш герой совсем иной - моложавый (на свой «полтинник» никак не тянет), современный, легко владеющий и научной терминологией, и живой обиходной речью, приправленной, к удовольствию собеседников, шутками-прибаутками.

«Избушка» у него кирпичная, переоборудованная из общежития закрывшегося карпинского предприятия. В ней от верхнего этажа, увенчанного вывеской ООО «Диана», до глубоких подвалов, откуда новые хозяева вывезли три вагона грунта, пахнет, как в прогретом солнцем лесу. В сушилке, на стеллажах в хранилище - вороха и россыпи трав, корья и кореньев.

С тех пор как о «Диане» и её идейном вдохновителе рассказали в центральном журнале, сюда приходят письма со всех концов России. Порой адрес написан по всем правилам, а порой - довольно экзотично: «Карпинск. Главному доктору Бураеву».

Кто вы, «главный доктор»?

В нашей многонациональной стране вроде бы и не пристало удивляться, встретив человека с русским именем, немецким отчеством и бурятской фамилией. Но любопытство такое сочетание все же вызывает. А объяснение такое. Русский человек назвал своего сына Эриком в честь друга - немца. Потом он погиб, и осиротевшего Эрика усыновили в бурятскую семью. Со временем передал Эрик сыну Михаилу немецкое отчество и бурятскую фамилию.

Михаил Бураев приехал на Урал с дипломом биолога-охотоведа, полученным в иркутском сельхозинституте, и с серьезным намерением писать диссертацию: «Охотничье хозяйство в регионе с развитой индустрией». Ни в какие народные целители идти не собирался. Тогда еще были живы госпромхозы - государственные промысловые хозяйства, которые не только ведали охотничьим промыслом, но и должны были собирать и перерабатывать «дикоросы» — дикорастущие лекарственные травы, грибы, ягоды. Этот вид деятельности энтузиазма у штатных работников не вызывал, но был абсолютно необходим для строки в отчете, а иначе и премии не видать. И госпромхозовский народ находил выход: покупал травки в аптеке, чтобы пустить их по новому кругу.

Михаил Бураев, как человек добросовестный, к задачам, поставленным перед госпромхозом «Кытлым», где он работал сначала руководителем среднего звена, а потом и директором, отнесся всерьез:

- Я еще в институте прослушал дополнительно курс товароведения по лекарственному сырью растительного и животного происхождения и представлял, что к чему. Встречался с людьми, собирал информацию по опыту народной медицины, систематизировал. Люди ко мне обращались - давал им советы. И сам не упускал возможности воспользоваться советами знающих людей.

Например, в поселке Черный Яр познакомился с охотником Эвальдом Емельяновичем Полинским. Он подсказал, как бороться с болезнями зубов. Собирать смолу из пихтовых кармашков, мазать зубы и десны. Я и сам испробовал, и людям подсказывал.

Мои собеседники что-то брали у меня, что-то доставали из своих загашников. И у меня собрался хороший набор рецептов - опубликованных и записанных.

- Это в основном уральское сырье?

- Есть кое-что и с родины моей, юго-восточной Сибири. Но больше - уральское. Лекарственные ресурсы Урала достаточно богаты. Есть биологически активные соединения, которые положительно влияют на здоровье человека. И минеральный состав растений благоприятный. Здесь горы - пласты земные сдвинуты, вздыблены.

- Поднялось на поверхность то, чего у других нет?

- С одной стороны, пользу принесло, а с другой - вред. В общем, перечень местного лекарственного сырья большой и ресурсы достаточные. Мы пока одну тысячную процента берем. Мне нравится позиция губернатора: оздоровление на основе местных ресурсов.

- Жаль, наверное, отдавать в чужие руки то, что вами найдено, собрано, а главное - осмыслено?

- Мы искали пути, как и эффективней сбыт сырью найти, и людям помочь. В 1989 году я позвонил Анатолию Васильевичу Сысоеву, директору Богословского алюминиевого завода, предложил систему внедрения лекарственного сырья растительного и животного происхождения в заводскую систему охраны здоровья.

Сысоев молодец. Он собрал совещание, и вскоре в глиноземном цехе БАЗа был открыт первый фитобар с витаминными чаями. Потом их стало девять. И они не простаивают. Раньше сырье для них поставлял госпромхоз, теперь - фирма «Диана».

- Почему, кстати, Диана?

- Диана - богиня охоты, сильная, красивая, здоровая. Она часть природы. Идти на охоту можно только здоровому человеку. И на работу тоже. Так что забота руководителей о здоровье работников - интерес корыстный. В хорошем смысле этого слова: станки не простаивают, больничный оплачивать не надо.

В 1997 году, во время пандемии острой респираторной инфекции, фитобары приказом директора перевели на двухсменный режим работы. Рост заболеваний по городу был более 20 процентов, а по БАЗу - менее пяти.

Эхо далекого взрыва

Кто-то может сказать: подумаешь, ОРВИ! Насморк какой-то. Но учась бороться с недугом, который дает временную нетрудоспособность, в «Диане» отважились потягаться с бедой, которая навсегда выводит людей из строя, если ей не противопоставить ум и энергию.

В 1986 году на весь мир прогремел взрыв на Чернобыльской АЭС. Уральцы, особенно из «атомградов» Новоуральска и Лесного, участвовали в ликвидации последствий аварии. Некоторое время спустя к Бураеву обратился один из руководителей Лесного (они как раз тогда помогали «Диане» по строительству) и спросил: может, наших подлечите? Речь шла о ликвидаторах...

- Я изучал литературу, советовался с людьми. Анализируя возможности лекарственных трав, ресурсы природы, убедился, что мы сможем помочь людям, подвергшимся радиационному воздействию. К этому времени у нас появились единомышленники. Например, уникальный человек Людмила Петровна Луцкая, инженер-технолог БАЗа, человек по натуре ищущий, исследователь по призванию.

В 1991 году фонд «Профессионал» организовал в Харькове конференцию по оказанию помощи пострадавшим на Чернобыльской АЭС. У нас к тому времени была разработана схема применения лекарственного сырья, был положительный отзыв очень уважаемого человека, прошедшего курс лечения. Мы послали свои материалы в Харьков, получили приглашение.

Конференция переросла в международную. Были люди из НИИ, сотни докторов наук. Были и народные целители. Я такой конференции больше не видел! Все, что было у людей на душе, в памяти — всем делились. Думаю, они понимали, что собрались в последний раз. Год пятилетия Чернобыльской катастрофы - это и год развала СССР. Прибалты уже ушли. Другие республики искали свой путь.

Мы тоже выступили. Людмила Петровна докладывала, я отвечал на вопросы. Говорил скромно и мало. Я понимал, что без медицинской науки нам не обойтись. Решили стучаться в двери мединститута, нынешней медакадемии.

Опыт и наука: Друг другу навстречу

Как приходят к Бураеву нужные люди? Чаще всего - по несчастью. Сотрудница мединститута обратилась с просьбой подлечить близкого ей человека. В разговоре посоветовала Михаилу Эриковичу познакомиться с Олегом Макеевым, тогда - доцентом кафедры патофизиологии мединститута.

Сегодня Олег Германович, доктор медицинских наук, профессор, заведующий лабораторией молекулярных медицинских технологий Среднеуральского научного центра Академии медицинских наук признается, что весьма скептически отнесся к перспективе совместной работы с командой Бураева:

- Я потомственный врач. От всякого шаманизма, хоть черного, хоть белого, далек. Трав-ки-муравки - это не для меня. И с карпинским гостем стал разговаривать только потому, что меня об этом попросили.

...Лет пятнадцать минуло с той поры. Сегодня Олег Германович говорит о Михаиле Эрико-виче уважительно, как о коллеге. И все же чуточку снисходительно, как о младшем. Бураев не обижается. Он сегодня состоит в штате той же самой лаборатории и имеет ученую степень, но - кандидатскую. И не медицинских наук, а биологических. Так что у него есть все основания относиться к Олегу Германовичу с должным пиететом.

Их объединило желание помочь людям. Они не стали «считаться славою», а понесли свой опыт навстречу друг другу.

Олег Германович с коллегами давно занимался изучением последствий ВУРСа - Восточно-Уральского радиоактивного следа, накрывшего часть Урала в результате аварии на комбинате «Маяк» в Челябинской области в 1957 году. Накопилась статистика. Печальная статистика. Убеждающая, что с годами мутации в геноме человека накапливаются, прогноз ухудшается. Ученые писали властям тревожные письма - все уходило в песок. Тяжелые 90-е годы, провал экономики. Комплекс реабилитаций облученных людей, предлагаемый командой Макеева (сочетание применения медицинской аппаратуры и химфармпрепаратов, как правило, не российских) был государству не по карману. Так могли лечиться только богатые.

- Михаил Бураев предложил схему чуть менее эффективную, но зато она дешевле в 3-4 раза, - говорит Олег Германович. - Он дошел до нее эмпирическим, опытным путем - мы внесли коррективы.

Поразительная интуиция Бураева (или белый шаманизм, как шутит Макеев) соединилась с научным подходом.

В статьях, опубликованных в «Вестнике уральской медицинской академической науки», где фамилия М.Бураева стоит рядом с фамилией О.Макеева и других ученых, проанализирован опыт применения комплекса факторов растительного происхождения на основе растений, произрастающих на территории Урала (КФРП). Пересказывать научную статью - дело неблагодарное. Но если упростить суть донельзя, то получится примерно следующее. Растительный лекарственный комплекс не подавляет больные клетки, как это практикуется в традиционной медицине, а активизирует здоровые. Подстегнутый иммунный механизм сам находит тот крошечный первичный очажок, который выстреливает в организм вредоносные клетки. Находит и начинает с ним бороться.

- Панацеи не бывает, - говорит Олег Макеев, - но мы проанализировали данные здоровья чернобыльцев, пролеченных с помощью КФРП, и увидели результат.

Олег Германович не склонен тут же трубить победу:

- Врачебная деонтология гласит: не навреди. Если в литературе, даже научной, появляются «панацеи» - это коммерческие штучки для привлечения клиентов. Чистотел, хрящ акулы катрана. Что там еще?

В США подсчитали: от 60 до 98 тысяч человек погибает в год вследствие необоснованно назначенного лечения. Там над медиками висит топор. У нас его нет. И статистика молчит о жертвах лечебных ошибок. Могу сказать, что народные технологии, предложенные Бураевым, навредить не могут. Компоненты КФРП прошли тест на безопасность. А отследить эффект - наша задача.

Не все так просто

Первую группу чернобыльцев собрали для оздоровления благодаря заслуженному строителю России Валентину Спиридоновичу Мартынову. Он и сам прошел лечение с помощью «Дианы» и обещал помогать ей, пока жив.

- Получили результат, который не имеет аналогов в мире, - утверждает М. Бураев. - Все чернобыльцы отметили улучшение самочувствия. Стабилизировалось артериальное давление. У каждого третьего восстановилась половая потенция. Сократилось почти втрое число заболеваний ОРВИ, чему подвержены в большинстве люди облученные.

Чем же таким их лечили? Михаил Эрикович начинает перечислять знакомые названия: осиновая кора, марьин корень, золотой корень, горец змеиный, маралий корень, чага, витаминные чаи, медвежий жир...

Неужели все так просто? Просто, да не очень. Например, кора осины. По составу она на 80 процентов совпадает со знаменитым женьшенем. Но собирать ее надо не где попало и когда попало. Снимать ее надо сочную, при появлении первых листочков. И никак не у дорог, где она насыщена вредными веществами.

- У населения мы кору не принимаем, - объясняет Михаил Эрикович. - Посылаем своих работников на отведенные делянки. Нынче повезло - расчищали просеку под линию электропередачи, заготовили коры вдосталь.

Насчет медвежьего жира у О.Макеева в его научной статье сказано, что он «представляет собой природный комплекс липидов, нуклеиновых кислот, витаминов, минеральных веществ, которые находятся в легко усвояемой форме». А М.Бураев несведущим объясняет еще доходчивей: медведь, мол, всю зиму в берлоге не ест, не пьет, собственным жиром питается. Можно представить, сколько в этом жире полезных компонентов!

Каждому звенышку этой системы отведено в ней свое время и место. Все просчитано и увязано. Коллективом ученых и практиков получен патент «Способ применения биологических активных добавок для реабилитации облученных». Думается, это не те БАДы, которые тут и там, оптом и в розницу продают, как семечки. Действенность метода, удостоверенного патентом, не раз проверена на бывших чернобыльцах в Карпинске, Краснотурьинске, Новоуральске.

Сейчас в Северном управленческом округе, куда входит и Карпинск, живет около пятисот ликвидаторов аварии на ЧАЭС. Конечно, все они нуждаются в поддержке здоровья. Управляющего округом И. Граматика не оставляет мысль пролечить их в одном из местных профилакториев по методу, запатентованному «Дианой» и с помощью подобранных ею же лекарственных средств. Он надеется, что для доброго дела объединят усилия администрации городов, предприятия и просто спонсоры - все, кому не безразлична людская боль.

- Этим людям помогать надо, - вторит Бураев. - Они страну от страшной беды заслонили. Если еще раз, не дай Бог, такое случится, кто пойдет? Непросто разработать метод, а внедрить его - еще сложнее, - вздыхает Михаил Эрикович.

Кстати, кроме уже названного патента, запатентован «Дианой» и способ лечения онкологических больных. Также с помощью лекарственного сырья растительного и животного происхождения. Есть и другие патенты, но уже сельскохозяйственного свойства, направленные на получение экологически чистой сельскохозяйственной продукции.

Что касается основных, «лечебных» патентов, было интересно знать, очень ли отличается методика помощи больным раком и пострадавшим от облучения.

- Нет, не очень, - ответил М.Бураев. - Ведь в том и другом случае мы идем по пути стимулирования иммунной системы. Общее у этих методов еще и то, что они требуют скрупулезнейшего подхода. Выполнять врачебные назначения надо по секундомеру.

Вспоминаются слова одного добросовестного пациента: «Вот у меня тетрадочка, где расписан весь курс лечения по дням и часам. И я строго-настрого это выполняю».

Не у каждого человека хватит времени и толку на все эти настои, отвары, растворы, которые надо приготовить собственноручно. На все эти «до и после еды». Эффективней было бы, конечно, получать такое лечение не дома, а в стационаре, под наблюдением медиков. Курсы лечения отдельных групп организовывать удавалось, а вот открыть постоянно работающее лечебное учреждение, взявшее на вооружение биопрепараты, - это остается пока лишь мечтой. А ведь тогда увеличилось бы число тех счастливых случаев, о которых рассказывают письма в «Диану»: «Спасибо. После выполнения ваших рекомендаций чувствую себя здоровым». Кстати, в «Диане» работают по совместительству врачи карпинской больницы, прошедшие дополнительное обучение по фитотерапии в Уральской медакадемии.

Конечно, Бураев считает, что центр по фитотерапии мог бы работать именно в Карпинске: здесь и лечебная база, и опыт, и налаженные связи, идет работа по расширению спектра: ищут подходы к лечению туберкулеза, диабета, ВИЧ.

Береги геном смолоду

М. Бураев не устает повторять: «Самая высокооплачиваемая работа - это работа по слежению за своим здоровьем». При каждом случае он горячо убеждает собеседников, что вспоминать о биопрофилактике надо не тогда, когда заболеешь. А помнить всегда.

- Наши русские люди не привыкли заниматься собой - культура у них такая. Их надо к этому активно подталкивать. Учеными Всемирной организации здравоохранения установлено, что нарушение генетического аппарата клетки рождает такие проблемы, как мужская стерильность, женское бесплодие. Этот вопрос остро стоит в связи с демографической ситуацией. Во время работы на некоторых предприятиях в человеческий организм попадают тяжелые металлы, канцерогены, которые нарушают геном клетки. В результате возникает такая система, которая тянет за собой целую цепочку различных заболеваний.

В лаборатории, которую возглавляет профессор Макеев, подтверждается, что главная причина роста заболеваемости - нарушение генетического аппарата. Исправь эти нарушения - и уровень заболеваемости резко упадет.

По мнению М.Бураева, заботу о собственном здоровье каждый человек должен возвести в практику, в привычку. Если не в культ. Он советует супружеским парам, решившим стать родителями, пройти курс оздоравливания.

- Не секрет, что и в социально благополучной семье могут рождаться неблагополучные дети. В Лесном, в Новоуральске аккумулировалась интеллектуальная элита Советского Союза. А детских патологий и там полно. Они умники и умницы, а здоровья нет. Что уж говорить о без вины виноватых детях с задержкой психического развития! ЗПР и на производстве работать не смогут, и в армию не пойдут - интеллекта не хватит. Это граждане страны, которых придется поить-кормить за счет общества.

Значит, по мнению Бураева, начинать надо с детей, причем до их рождения. Эта мысль вполне сопрягается с заботой нашего губернатора о здоровье мужчин. И за границу ехать не надо. Свои возможности под рукой.

- В Германии около 80 процентов препаратов готовятся с использованием сырья растительного и животного происхождения, - говорит Михаил Эрикович. - А у нас все химия, химия и химия. Процесс идет с возвратным ходом - что-то лечим, а что-то калечим. Надо вернуться на круги своя. Помнить, что человек от земли пошел. Он жил в чистой среде и потреблял простые, здоровые продукты. Оттого и выжил как вид. Уходя в высокие технологии, не надо отрываться от земли.

Михаил Эрикович с благодарностью называет своих единомышленников. Анатолия Сысоева сменил на БАЗе Сибагатулла Аминов. И продолжил «фиточайные» традиции. Есть последователи на Волчанском производстве Уралвагон-завода, в ООО «Тизол» в Нижней Туре.

Горячий сторонник лечения природными комплексами - управляющий Северным округом И. Граматик. Кроме планов организованного проле-чивания всех чернобыльцев Северного округа, есть у него мечта открыть в Гаринском районе производство по сбору, переработке лекарственного сырья. Тут выгода двойная - и дополнительный ресурс для поправки здоровья, и новые рабочие места в отдаленном северном районе.

Михаил Эрикович готов учить людей, ему знаний не жалко, была бы польза.

Профессор Макеев говорит о своем сподвижнике:

- Где-нибудь на Западе он бы, с его энергией, популярностью, миллионером мог бы стать! Но человек он некорыстный, ему боль человеческая важнее всего. На таких мужиках из глубинки Русь-матушка долго держалась. Потом они подевались куда-то.

Куда же они подевались? Наверное, в миллионеры подались. А Бураев пока на месте. Крутится, лечит, изобретает, организует, уговаривает. Вот из Уфы только что вернулся, там искал себе единомышленников.

Между делом завозит в детские садики объемистые пакеты с травками для фиточая. В подарок. В пяти детских комбинатах Карпинска и в пансионате для ветеранов пьют бесплатные чаи, настоянные на дарах родной земли и человеческой доброте. 

Римма ПЕЧУРКИНА
Ообластная Газета, Человек и его дело, 4 июля 2007 года

Сейчас 149 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте