BURAEV.RU - ООО «Диана»

Его спасли любовь и вера

Как показывает жизненный опыт, человек чаще всего бывает не готов к беде; Мы живем, работаем, любим, строим планы на будущее. А где-то там, наверху, невидимая властная рука судьбы по-своему расставляет шахматные фигуры на доске жизни, и вот уже вам, уважаемый король, грозит шах и у вас совсем немного шансов, чтобы избежать полного поражения…

Геннадий Григорьевич Живилов и не предполагал, что в свои пятьдесят с небольшим он подвергнется серьезным испытаниям судьбы. Диагноз, который поставили ему врачи областного онкоцентра, практически не оставлял надежды. Рак - этот приговор не раз повергал в растерянность самых сильных духом людей, лишал воли. Но рядом с Геннадием была любящая женщина, супруга Наталья Николаевна, которая не собиралась опускать руки и готова была использовать все шансы, чтобы вытащить мужа из лап смертельной болезни.

Опухоль мозга, из-за которой Геннадий Григорьевич враз потерял зрение, прооперировали в Екатеринбурге.

- Сделали все, что могли, - констатировал профессор. - Операция прошла успешно, но видеть вы не будете.

На незрячие глаза Геннадия навернулись слезы. НИКОГДА он не увидит милого лица своей Наташи, забавные улыбки внуков, прелесть их летнего сада, утопающего в цветах, - он своими руками создавал эту красоту, которую теперь сможет лишь воспроизвести в своей памяти...

- Гена, не отчаивайся! - не утешала, а ласково, но строго приказывала Наталья. - Вернемся домой - тут же обратимся к Бураеву.

- Да! Точно! - приободрился Геннадий. - О нем и здесь, в областной больнице, говорят.

Домой из Екатеринбурга Наталья привезла мужа на носилках. Он представлял собой жалкое зрелище - сильно исхудал, щеки ввалились.

- Не сметь ходить перед Геной с постными физиономиями! - предупредила Наталья всю родню и знакомых. - И плакать не сметь! Чтобы я ни одного всхлипа не слышала! Только хорошее настроение, вера, оптимизм!

Она немедленно обратилась к Михаилу Эриковичу за консультацией, получила в ООО «Диана» все компоненты курса лечения и начала выхаживать своего Геночку по патентованному методу Бураева. Взвешивала все на весах с точностью до грамма, запаривала, настаивала и строго по минутам, отмеривая дозы настоев по каплям, подавала мужу. А вскоре подключила к этому и свекровь - сама, увы, должна была деньги зарабатывать.

Наталья всегда подходила к мужу с улыбкой. Он не видел этого, чувствовал. Кормила его с ложки, читала ему вслух книги, а когда Геннадий немного окреп (через пару недель с начала лечения по Бураеву стал появляться аппетит!), выводила под ручку на прогулку.

- Ген, неужели ты совсем ничегошеньки не видишь? - пытала она. - Ну посмотри на небо - вон какое солнышко яркое!

- Свет чувствую, - оживлялся Геннадий.

- А ты напряги немного глаза - вон какие причудливые облака. Старайся, Геночка, старайся, милый, я верю, что у тебя все наладится!

И Геннадий старался. Он не хотел умирать, не хотел и жить калекой, развалиной - он ведь ещё молод, у него ещё столько задумок на будущее!

Прошло всего лишь несколько недель с начала Бураевского курса, как Геннадий однажды утром вдруг начал различать контуры предметов - пока неясные, расплывчатые.

- Генка, любимый мой! - Наталья не могла скрыть счастья. - Я же говорила - у тебя получится!

А Геннадий и сам это знал - нельзя было не верить, когда в тебя верит твоя женщина. А ещё больше веры придал больному визит к ним домой Михаила Эриковича.

- Совсем неплохо! - заверил он. - Нужно и дальше принимать все также жестко. И перестаньте себя жалеть, вы же крепкий, сильный мужик. Вон у вас какая жена-красавица, вам её нужно на руках носить, так что набирайтесь сил и здоровья.

Болезнь начала отступать. После первого курса лечения небольшой перерыв - и снова настои, отвары, жиры - по граммам, по минутам, по каплям. С каждым днем Геннадий Григорьевич видел все лучше и лучше. Теперь он уже сам может ходить по улицам, не боясь наткнуться на препятствие или угодить под машину, может что-то делать по дому, быть полезным, ведь, с детства привыкший к труду, без дела сидеть не желает.

В онкоцентре Живиловых уже не ждут - на таких, как он, «бесперспективных», быстро ставят крест.

- А мне очень хочется посмотреть в глаза тому профессору, который не оставил мне шанса снова видеть! - говорит Геннадий Григорьевич. - Вопреки его ожиданиям, меня спасли любовь жены и вера в успех лечения по Бураеву.

После очередного курса они с женой непременно съездят в онкоцентр, где о них уже забыли, ведь помимо опухоли мозга у Геннадия Григорьевича была ещё и опухоль предстательной железы. То-то врачи удивятся!

А пока Геннадий Григорьевич, вынужденный сидеть дома, с удовольствием выполняет роль няньки - возится с внуками. И снова может наслаждаться прекрасным ландшафтом во дворе своего дома, роскошным цветником, с любовью разбитым Натальей Николаевной, и радоваться жизни, ценя каждый её миг, ведь в мире все так скоротечно. А Михаил Эрикович Бураев в их доме самый желанный гость - ангел-хранитель.

 

Ольга МИШКОРУДНАЯ.

Карпинский рабочий, №68(12422) 31 августа 2010 г.