BURAEV.RU - ООО «Диана»

Подарок ценою в десять лет

Наш Карпинск – город многонациональный. Десятки лет дружно, бок о бок живут и трудятся здесь русские и татары, немцы и башкиры, украинцы и белорусы, удмурты и чуваши… Представители каждой национальности вносят свой вклад в историко-культурное наследие уральского края, начиная с красивых традиций и обрядов и завершая национальной кухней.

Давно не тайна, что некоторые предки нынешних жителей Карпинска оказались в суровом холодном краю не по своей воле. Среди них были и высланные с юга семьи кубанских казаков. В чужом краю они продолжали хранить свои обычаи и неписаные казачьи законы, касающиеся домашнего уклада, поведения и воспитания детей, отношения к старшим, к женщине.

Семнадцатилетний казак Иван, как и многие его сверстники, был отправлен на лесоповал. Еще до рассвета подростки уже уходили в лес с пилами и топорами. Полуголодные, плохо одетые, до сумерек пилили деревья. Особенно тяжело пришлось в первые месяцы. Сосны-исполины не желали сдаваться и падать к ногам мальчишек. Деревья в три обхвата зажимали пилы, гнули и ломали их. Топоры отскакивали от толстых ветвей, а хвойные лапы безжалостно били юных лесорубов по ногам и рукам.

Как же удивились мальчишки, когда однажды утром увидели на делянке своих сверстниц. Девчушки лет 16, проваливаясь по пояс в снегу, шли к ним, чтобы выполнить свое задание. Им надо было отгрести снег от деревьев, предназначавшихся для вырубки и вывоза. А потом с поваленных хвойных великанов срубить сучки.

Спустя несколько дней, за торопливым поеданием «обеда», состоявшего из ломтя хлеба и кружки кипятка, Иван перекинулся парой слов с одной из девушек. Оказалось, Катя (так звали ее) была почти местной, только с юга области. Ее с подругами послали на лесоповал помогать северному леспромхозу наращивать объемы заготовок древесины. Страна после войны залечивала раны, восстанавливались разрушенные города и деревни, повсеместно велось строительство промышленных, социальных объектов, жилья.

Через пару месяцев девушки уехали домой, а через полгода их вновь послали на лесоповал.

Любовь приходит без стука, без предупреждения. Холод, снег, изнуряющая работа – все это было уже нипочем юным влюбленным. Но строгие нравы в казачьей семье касались и выбора невесты. Его во многом определяла воля родителей. Авторитет отца с матерью был непререкаем и почитаем настолько, что без благословения родителей в доме и хозяйстве не начинали работу, не принимали решения по важным делам.

К счастью, милая застенчивая девушка приглянулась родителям Ивана с первого раза. Сыграли вскоре скромную свадьбу и стали молодые жить под одной крышей с родителями мужа.

Катя безоговорочно приняла казачий семейный устав. Главенствующая роль в молодой семье принадлежала Ивану, на котором лежало материальное обеспечение. На Кате – ведение домашнего хозяйства. Она оказалась и заботливой снохой, и любящей матерью, и верной женой. И не подозревала Екатерина Васильевна, что ее жизнь станет примером для детей и внуков.

- Мы очень любили маму, - рассказывает ее сноха Татьяна. - За терпение, трудолюбие, отзывчивость, за душевную чистоту. Ни о ком слова плохого не скажет, никого не осудит, никому не позавидует. Мы приходили к ней в гости словно к чистому роднику. Все-то она правильно рассудит, все поймет и утешит.

Поэтому для нас большим ударом стала настигшая ее болезнь.

…В 2000 году занялась мама зубами. Какие-то лечила, какие-то удаляла. Месяца три ходила в стоматологию. А спустя несколько недель на нижней челюсти появилась припухлость. Мама, чтобы опухоль прошла, стала привязывать каланхоэ. У него много полезных свойств, не зря называют и «доктором», и «деревом жизни», и «комнатным женьшенем».

Да только не всегда самолечение спасает. Каланхоэ не помог, мама стала пробовать другие народные методы. В общем, затянула болезнь. Когда боль терпеть стало все труднее, пошла в больницу. К тому времени опухоль была величиной со сливу, только плоская. Онколог вынес заключение – онкология и дал направление в областную больницу.

Я поехала вместе с нею. Диагноз подтвердился. Посмотрела на маму - она сидит тихая, молчаливая – и стала я сама расспрашивать доктора.

- Это рак нижней челюсти, практически не чувствительный к лекарственному и лучевому лечению, - сказал хирург-онколог. – Только операция. А учитывая склонность опухоли к рецидивированию, объем операции будет иметь расширенный характер.

- Объясните, что вы имеет в виду «под расширенным характером»? – спросила его.

- Челюсть придется удалить.

В шоковом состоянии мы приехали домой. Собрали семейный совет. Мама выслушала мужа, детей и сказала тихо, но твердо: «Не буду я делать операцию». Тут я снова взяла слово: «Надо срочно идти к Михаилу Эриковичу Бураеву. Я слышала много хороших отзывов о его лечении травами».

На другой день свекровь побывала на приеме у Бураева. Семнадцать лет прошло, а я помню отпечатанные на машинке несколько листков формата А4 и на первом из них рекомендации по питанию – что исключить, а что добавить в рацион.

Курс лечения, составленный Михаилом Эриковичем для мамы, был рассчитан на 105 дней. Мы очень тщательно следили за временем и последовательностью приема всех лекарственных препаратов. Мама не пропустила ни одного дня. Уже через две недели опухоль перестала расти и беспокоить ее, а по окончании курса мама вообще не вспоминала о ней.

Как раз подошла осень. У огородников началась уборочная пора. Мама, которой исполнилось 70 лет, работала на огороде так, как молодые не могут! На все наши увещевания отвечала спокойно: «Я снова в силе, дети. Не переживайте за меня». В своем доме тяжелой работы хватает. Мама и дрова, и уголь могла принести, если отец вдруг прихворнет. Печи истопит, обед приготовит. На столе всегда были витаминные чаи и морсы из ягод.

И так было десять лет. В 2011, на 81-м году жизни, она стала слабеть, но почти до самого конца продолжала оставаться на ногах и хлопотать по хозяйству.

А к фитолечению в «Диане» наша семья прибегала еще не раз. У Михаила Эриковича – прекрасные коллеги. Мы так благодарны Галине Викторовне Боровиковй, главному врачу фитоцентра! Я приносила к ней свою крошечную внучку, у которой была закупорка слезного канальчика. Офтальмолог сказал нам, что ребенка нужно везти в Екатеринбург, чтобы там прокололи этот канальчик. Но Галина Викторовна прописала нам капельки и обошлось без зондирования.

С другой внучкой тоже побывала у нее на приеме. В крови ребенка были понижены тромбоциты. Галина Викторовна прописала нам препараты растительного происхождения, внучка пропила их и уровень тромбоцитов пришел в норму.

В завершение своего рассказа хочу выразить радость по поводу того, что живет в нашем городе замечательный травник, что ему удалось создать коллектив профессионалов и что они реально помогают нам противостоять даже самым страшным заболеваниям.

Сейчас 140 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте