BURAEV.RU - ООО «Диана»

С фитотерапией не расстанемся никогда!

Свою творческую профессию супруги Карпенко не променяют ни на какую другую. Игорь Федорович и Ольга Алексеевна – художники-оформители. Любимая работа дарит вдохновение, дает возможность проявить фантазию, выразить себя, подарить радость людям. Но пришел день, когда все это ушло на второй план. А смыслом каждого дня стала борьба за жизнь Игоря Федоровича. В 2008 году у него прихватило сердце, да так, что пришлось вызывать «неотложку». Его увезли в больницу.

- Тогда, в один год, он перенес три инфаркта,- рассказала мне Ольга Алексеевна. – От страха за него, от постоянного напряжения я сама находилась на грани нервного срыва. Если бы не сын, не знаю, как пережила бы то время. Сын успокаивал меня, ободрял отца, консультировался с разными кардиологами. Три месяца супруг пролежал в больнице. Улучшения сколько-нибудь заметного не было. Нас убедили в необходимости поставить мужу стенты. «Надо так надо. Другого выбора у меня просто нет», - заметил муж.

Справка. Коронарное стентирование — метод внутрисосудистого протезирования артерий сердца при различных патологических изменениях структуры их стенки. Для реконструкции коронарных артерий применяются стенты. Стент это металлический каркас, представляющий собой маленькую металлическую трубочку из проволочных ячеек. Стент вводят в артерию после ее расширения и устанавливают в месте поражения артерии. Сердце получает требуемый объем крови по восстановленной артерии, что в свою очередь приводит к уменьшению или исчезновению болей за грудиной при физических нагрузках.

– Но после коронарографии вынесли заключение о невозможности стентирования и через недельку Игоря выписали домой. Побыв немного на больничном, он вышел на работу. А через непродолжительное время мужа настиг второй инфаркт. Сын поднял на ноги буквально всех знакомых, кто имел хотя бы малейшее отношение к медицине. Нам удалось положить Игоря Федоровича в Уральский институт кардиологии, руководил (и руководит) которым прославленный профессор, главный кардиолог Свердловской области. Только благодаря ему удалось спасти мужа, которого уже на больничной койке настиг третий инфаркт.

Здесь, в институте кардиологии, Игорю Федоровичу провели стентирование артерий сердца. Домой его выписали в удовлетворительном состоянии. Боли прошли.

Но по истечении нескольких недель стало ясно, что проблемы с сердцем остались. Сын узнал, что в областной больнице работает замечательный хирург-кардиолог и сделал все, чтобы отец попал к этому специалисту на прием. Через несколько дней, после тщательного обследования, Игорю Федоровичу провели операцию на сердце – шунтирование (восстановление кровотока в артериях сердца путем обхода места сужения коронарного сосуда с помощью шунтов – прим. авт.). Операция прошла успешно. Боли в сердце больше не тревожили. На календаре был март 2009 года.

Весна. Обновление природы. Обновление чувств. Супруги были безмерно рады счастливому завершению долгой и мучительной больничной эпопеи и отдыхали сердцем и душой от пережитых тревог и страхов.

Оказалось, то была только передышка перед новым испытанием. И какое из них серьезнее (оставшееся позади или пришедшее ему на смену) – и сказать трудно.

Говорят, где тонко, там и рвется. Месяца через полтора у Игоря Федоровича стали проявляться такие симптомы ухудшения самочувствия как потеря аппетита, повышение температуры тела, жажда, общая слабость.

- Сомнений у нас не было: это обострилось старое заболевание – простатит. Когда-то, лет 20 назад, уролог поставил мужу этот диагноз. «Паниковать не надо, - разъяснил врач. - Это воспаление предстательной железы. Примерно треть мужчин - от молодого до предпенсионного возраста, страдает им. Но и легкомысленно относиться к заболеванию ни в коем случае нельзя. Хотя бы два раза в год нужно показываться к урологу».

Тогда муж прошел рекомендованное медикаментозное лечение и неприятные симптомы исчезли. Больше к урологу он не ходил и вообще на свое здоровье мало обращал внимания. Наверное, как и большинство мужчин.

Я думаю так. Болезнь дремала, пока организм был в силе, а после трех инфарктов, операций, наркозов, подкосивших иммунитет, простатит напомнил о себе, да еще как!

Опять «скорая», опять больница, только на этот раз урологическое отделение, опять обследование, анализы. Через сутки был готов анализ крови на ПСА (определяет точное содержание специфического белка, вырабатываемого тканями простаты – прим. авт.). Я проконсультировалась с врачами, почитала в интернете и узнала, что максимальный уровень ПСА не должен превышать 10 нг/мл. У мужа было выше 40. Диагноз ему поставили – аденома простаты 3 стадии.

Требовалось хирургическое лечение, иначе – самые трагические последствия. Но ни операцию (с его-то сердцем), ни химиотерапию делать было нельзя. И снова заметались мы с сыном в поисках выхода.

Мир не без добрых людей. Кто-то подсказал сыну координаты уролога-онколога, практикующего гормонотерапию. Она замедляет продуцирование тестостерона и притормаживает патологический процесс.

Лечение мужу врач порекомендовал в виде инъекций – один раз в три месяца. Это очень тяжелый укол, хоть и не химия. Много побочных эффектов, которые сказываются на сердце, печени. Но выбора-то у нас не было!

После первой же инъекции стало ясно, что так дело не пойдет. Организму нужны силы и для борьбы с болезнью, и для нейтрализации интоксикации. Где их взять? У матушки-природы. Мы понимали это. Но у нас, у горожан, давно утерян язык общения с природой. Мы умеем лишь любоваться ее красотой, а вступить с нею в диалог – это уже из области фантастики. «Значит, - сказал сын, - нужно искать человека, который с природой на «Ты», искать народного целителя».

Вы не поверите, но через пару дней сын случайно узнал от водителя, работавшего в его фирме, про травника Бураева из Карпинска. Оказывается, у парня онкологическое заболевание с метастазами в головном мозге. Но он лечится по индивидуальной схеме комплексом препаратов растительного и животного происхождения, разработанным Бураевым. Причем, проходит лечение уже не первый раз и в Карпинск на прием к травнику ездил сам. Чувствует себя отлично, а метастазы рассасываются одна за другой.

Окрыленные хорошей новостью (как ждали мы ее!), нашли в интернете сайт Бураева и еще больше обрадовались. Оказывается, Михаил Эрикович Бураев – ученый-биолог, за плечами которого - огромный опыт, научные исследования совместно с учеными Екатеринбурга, Иркутска и запатентованные открытия.

На наш звонок он ответил сразу. После обстоятельного диалога в завершение разговора Михаил Эрикович несколько раз повторил: «Принимать жестко по схеме!»

В ожидании посылки, чтобы не терять время, купила электронные весы, приготовила термосы, баночки-скляночки, освободила место в холодильнике, провела ревизию продуктов.

В первый же день, как только получили весь фитокомплекс, я приготовила все, что нужно было принять мужу следующим утром. А утром встала в пять часов. И такой ранний подъем сопровождал мой режим дня в течение года. Дни пролетали стремительно. Практически каждые полчаса я поила мужа целебными снадобьями, следила за диетой. На столе всегда стояла талая вода, ягодные сиропы, в нашем меню появилось больше овощных блюд и салатов.

Каждые три недели созванивались с Михаилом Эриковичем, чтобы скорректировать ход лечения, хотя поводов для волнения и беспокойства не было. Муж чувствовал себя бодро, а интоксикация организма после тяжелой инъекции прошла в первую же неделю приема фитопрепаратов.

Спустя три месяца (перед новым уколом) Игорь Федорович сдал кровь на ПСА. Уровень был 8 нг/мл (это после 40!). Вскоре завершился 105-дневный курс фитотерапии, и супруги позвонили в «Диану». Бураев посоветовал сделать перерыв в три недели и снова пройти 105-дневный курс лечения.

- Давно уже муж пропивает все сам. И готовить препараты умеет. Как-никак, а с 2009 года он не пропустил ни одного курса! А как иначе? Только фитотерапия спасает его от интоксикации (от инъекции) и держит в норме ПСА. Этот показатель, конечно, меняется – то 1,27, то 3,5 и так далее, но сам по себе это отличный результат лечения по методике Бураева.

Как-то пришел супруг к своему врачу, а как раз подошло время приема «наших» препаратов. Дисциплину нарушать нельзя, Михаил Эрикович постоянно напоминает об этом. Извинился муж, достал скляночку и стал пить прямо в кабинете врача. «Это мне от сердца помогает», - сказал потом удивленному доктору.

В эти мартовские дни исполняется 8 лет нашему знакомству с карпинским ученым. Муж «ознаменовал» эту дату очередным 105-дневным курсом лечения. С фитотерапией мы не расстанемся никогда!

Я говорю «мы», потому что и сама стала принимать целебные препараты. Как-то во время телефонного разговора спросила Михаила Эриковича, можно ли мне пропить какой-нибудь профилактический курс, а то стали неметь кончики пальцев, да и усталость от всего пережитого накопилась.

«Не можно, а нужно, - поправил меня целитель. – И не какой-нибудь курс, а индивидуальный, который я составлю именно для вас». Через три дня получила посылку с инструкцией и пропила ее содержимое в течение 42 дней. «Ожили» мои пальчики, зимой могу без варежек ходить! А профилактический курс прохожу дважды в год.

Сейчас 156 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте