BURAEV.RU - ООО «Диана»

От ощущения катастрофы меня спасла мысль о травнике Бураеве

В памяти тагильчанки Тамары Павловны о послевоенном детстве по сей день живут воспоминания о необыкновенно вкусных конфетах, которыми угостил ее сосед-фронтовик, и сшитых бабушкой тряпичных куклах. У нее было аж три, и Тома постоянно их «лечила». И бабушку тоже.

- Доктором будешь! Только для этого учиться долго надо. Я уж, наверное, не доживу, - вздыхала бабушка, и гладила внучку по голове теплыми добрыми ладонями.

Выросла девочка и поступила в Свердловское областное медицинское училище. А бабушка еще успела поздравить внученьку с окончанием заведения и диплом в руках подержать.

- Угасла она в 60 лет. Сказались война, голод, изнуряющая работа по 12 часов без выходных и праздников, тревога за детей, - голос Тамары Павловны наполняется нежностью и грустью. – Сейчас, когда я старше ее, все острее понимаю, как обидно мало прожил дорогой мне человек. А тогда, в детстве и ранней юности, бабушка казалась мне глубокой старушкой.

В здравоохранении Тамара Павловна проработала несколько лет и по семейным обстоятельствам вынуждена была уйти из больницы.

Она вышла замуж, а с рождением детей прибавилось хлопот и забот. Муж, строитель по профессии, часто выезжал в командировки. У Тамары Павловны – двухсменный график работы в терапевтическом отделении. Выручала мама, оставаясь с внучками во время ночного дежурства дочери. Утром маме надо было отвести детей в ясли и сад, а потом успеть на работу. До пенсии Татьяне Филипповне оставалось еще несколько лет.

Словом, надо было кардинально менять положение вещей. И Тамара Павловна решилась. Она окончила курсы секретарей-референтов и устроилась в строительную компанию. Спустя несколько лет возглавила там же отдел кадров. Все шло отлично. Выросли дочери, получили высшее образование, старшая вышла замуж. Но не бывает безоблачного счастья. Рано или поздно судьба обязательно приготовит испытание.

- В 1992 году у мамы обнаружили рак груди. К тому времени ей было уже за семьдесят. В Нижнетагильском онкодиспансере делать операцию отказались. Сердце, давление – в общем, отказ был вполне предсказуем.

Предположить не могла, что выход подскажет муж.

- Я сейчас позвоню своему коллеге в Карпинск. Ты же помнишь, что я не раз там бывал в командировках. Как-то услышал о человеке, который излечивает многие заболевания какими-то травами. Может, еще чем. Не знаю. Я тогда не очень внимательно воспринял эту информацию. И фамилию его не запомнил. Но мой знакомый точно знает, - заверил он меня.

Через 15 минут мы уже звонили Михаилу Эриковичу Бураеву – в то время директору госпромхоза «Кытлым». Это он был тем человеком, о котором шла слава целителя.

Но в ответ на наше предложение - привезти маму в Карпинск на личный прием - услышали:

- А вот этого не надо делать. Пожилому человеку ни к чему такие нагрузки. Дорога не близкая. Туда и обратно – это целый день займет. А вас жду и как можно скорее.

На следующий день мы с мужем уже были в Карпинске. Помню, я сидела в кабинете Михаила Эриковича и под его диктовку записывала схему лечения лекарственными препаратами растительного и животного происхождения. Потом он обратил мое внимание на правильное питание мамы. Я опять подробнейшим образом записала все, что пойдет ей на пользу и поможет в борьбе с болезнью, а что нужно исключить.

В это время муж уже получил на складе весь комплекс препаратов для фитолечения.

На обратном пути договорились, что маму берем к себе, потому что время приема всех этих настоев, жира, прополиса и других компонентов на протяжении 105 дней соблюдать нужно очень строго. По минутам и секундам, как предупредил нас Михаил Эрикович.

Один день ушел на разбор схемы, приготовление нужной посуды, ревизию в холодильнике (высвобождали там место под некоторые компоненты), дочку сбегала в магазин за кухонными весами. А вечером Тамара Павловна уже заварила в термосе осиновую кору, чтобы в 6.30 утра подать маме первую порцию.

Конечно, нелегко было следить за соблюдением режима. Уходила на работу к 8 утра. Дочка – к 9. Поочередно звонили и напоминали Татьяне Филипповне, что и сколько выпить. Потом Тамара Павловна оформила отпуск, чтобы неотлучно быть возле нее. Через 5-6 недель мама уже «на автомате» принимала все, что положено и в нужное время. Каждые три недели дочь звонила и рассказывала Михаилу Эриковичу о самочувствии его пациентки. Опасений оно не внушало. Напротив, Татьяна Филипповна окрепла и стала возмущаться: «Да что вы со мной нянчитесь, как с маленькой? Я уже сама все могу – и в магазин сходить, и обед приготовить, и прибраться».

Через 105 дней мама вернулась в свою квартиру. Бодрая, энергичная, в приподнятом настроении, она постоянно чем-то занимала себя. Чистила-блистила кухоньку, перемывала посуду в серванте, ходила в магазины, готовила разносолы и потчевала родных шанежками и пирогами. Любили посидеть да почаевничать у нее соседки-пенсионерки. «Ну, Филипповна, ты как десять лет скинула! На все-то тебя хватает», - нахваливали они Татьяну Филипповну.

- Сидеть на диване, уткнувшись в телевизор, она не хотела и не могла. И так продолжалось десять лет. Ровно столько прожила мама после фитолечения, и умерла в 83 года. А спустя несколько лет занемогла я сама. Появились усталость, быстрая утомляемость, а после еды всякий раз стала ощущать дискомфорт в желудке.

Как медицинский работник (пусть и бывший), я понимала, что если в роду случилось у кого-то раковое заболевание, то проявить онкологическую настороженность будет совсем нелишне.

Я обратилась на прием к терапевту и получила направление на ФГС. При фиброгастроскопии провели биопсию для морфологического исследования, а дальше…

Дальше – диагноз «рак желудка 3 стадии», направление в областной онкоцентр в Екатеринбурге, операция.

Справка. Выживаемость больных от рака желудка, если его обнаружили на нулевой или первой стадии, составляет 80–90%. Вероятность выздоровления при раке желудка второй степени близка к 60%. Пятилетняя выживаемость с раком желудка третьей степени наблюдается у 15–40% пациентов, при четвертой степени — лишь у 5%.

От ощущения катастрофы меня спасла мысль о травнике Бураеве. Как только смогла оторвать голову от подушки, попросила мужа найти как можно быстрее телефон Михаила Эриковича. Оказалось, что за эти годы в работе карпинского целителя произошли огромные перемены. Он защитил кандидатскую диссертацию и получил ученую степень. На его счету – 6 патентов по лечению человека, в том числе «Способ лечения онкологических больных». Благодаря его настойчивости и целеустремленности в Карпинске открылся фитоцентр «Диана».

- Михаил Эрикович, проходить ли мне химиотерапию? – задала я ему свой первый вопрос.

- Выполняйте все предписания и рекомендации врачей, - ответил он и тут же добавил, - а муж пусть как можно скорее приезжает за фитокомплексом. Постарайтесь принимать все, что я пропишу вам в схеме, одновременно с химиотерапией. Вы пройдете ее заметно легче.

Через несколько дней я уже принимала лекарственные препараты и вспоминала, как благодаря им поднялась на ноги моя мама. Курс лечения так же, как у нее, длился 105 дней. Но для закрепления результата Михаил Эрикович порекомендовал пройти через несколько недель такой же курс и каждые три недели созваниваться с ним, чтобы в случае чего внести коррективы.

В онкоцентре после операции я наблюдалась 5 лет. А потом мне сказали: «Приедете, если будет что-то беспокоить». Больше я там не была. Но раз в год делаю УЗИ. А, главное, по-прежнему не забываю про фитолечение. Весной и осенью прохожу профилактический курс, схему которого для меня составляет Михаил Эрикович.

…Прошло 8 лет. Тех, кто лежал со мною в больнице – на операции, на химиотерапии - нет в живых. А я живу. И безмерно рада каждому дню, который несет встречу с дорогими мне людьми. Муж, дочери, внуки дарят мне любовь и внимание, заботу и нежность. И вся наша большая семья знает и помнит, кому обязаны мы счастьем быть вместе, - Михаилу Эриковичу Бураеву.

Сейчас 157 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте