BURAEV.RU - ООО «Диана»

Никогда ничем не болела! И вдруг – рак…

Сибирское здоровье. Его желаем мы в поздравлениях и праздничных тостах самым дорогим людям. А воображение так и рисует заснеженные пейзажи, утопающие в белоснежном плену добротные деревеньки с вьющимся дымком над печными трубами и крепких жизнерадостных сибиряков с румянцем во всю щеку.

Наталья Николаевна, как исконная сибирячка, до недавнего времени на здоровье не жаловалась. Жизнерадостная веселая женщина, посвятившая жизнь науке, она не помнит ни одного дня, который провела бы на больничном. Таких дней просто не было. Потому что никогда ничем не болела! И вдруг – рак…

Кандидат психологических наук, Наталья Николаевна М. заведовала кафедрой в одном из вузов Тобольска – города, где сам воздух пропитан историей. В Тобольске родились известные всему миру химик Д.И. Менделеев, художник В.Г. Перов, композитор А.А. Алябьев. Познакомиться с памятниками истории и культуры, главный из которых – Тобольский кремль, круглый год приезжает множество туристов со всех уголков России.

До института и обратно Наталья Николаевна предпочитала чаще всего пройтись пешком, не уставая очаровываться родным городом в любое время года и в любую погоду. Легкая улыбка, казалось, не сходила с ее лица. Жизнь была наполнена позитивом и светлыми красками. В 57 лет она чувствовала себя востребованным, нужным и поэтому счастливым человеком. Своим мироощущением она щедро делилась с коллегами и студентами, которых учила думать нестандартно, анализировать, рассуждать, быть успешными в социуме.

Но вдруг все пошло не так.

Реорганизация системы высшего образования коснулась и сибирских вузов. Некоторые, в том числе и ее родной институт, стали филиалами (крупных университетов). Неизбежно начались сокращения штата. Наталья Николаевна решила не ждать увольнения, написала заявление и ушла на заслуженный отдых.

Первое, что она сделала, - отдала свой ноутбук внучке, чтобы виртуальный компьютерный мир отныне не претендовал на ее личное время. Второе – записалась в городскую библиотеку и начала читать. Читать современную прозу, до которой не доходили руки; перечитывать любимых классиков, наслаждаться поэзией французского романтизма и серебряного века, восторгаясь звучанием рифм и красотой слов.

- Сбылась моя мечта: в холодные зимние вечера расположиться поуютнее в просторном кресле, укутать ноги теплым пледом и читать, читать, читать, неспешно попивая ароматный чай.

За этим любимым занятием не заметила, как и зима прошла.

А весной неожиданно начались проблемы с давлением, сопровождавшиеся общей слабостью и резким повышением температуры. Это было особенно странно на фоне недавно пройденной диспансеризации, по результатам которой врачи не заметили ничего подозрительного.

Я сказала себе: признайся, психологически ты оказалась не готова к такому замкнутому образу жизни. Внутри тебя - переживания и растерянность, и они сказались на физическом состоянии. Надо преодолеть этот негатив. Все будет хорошо!

- Но вы все-таки решили обследоваться?

- Гром грянул неожиданно. В конце апреля по традиции поехала на кладбище, чтобы привести в порядок могилки родных. Работы оказалось больше, чем ожидала. Я очень устала и к концу дня ощутила сильные боли в области крестца и внизу живота. Интуитивно почувствовала, что откладывать посещение поликлиники не стоит. После майских праздников пошла к врачам.

Опухоль в прямой кишке нашли сразу. Дальше все происходило предельно прозаично и буднично – обследование у онколога, анализы, направление в Тюмень.

- После подтверждения диагноза какой была, Наталья Николаевна, ваша реакция?

- Как ни странно, но сильного страха не было. Скорее, был шок. Даже не от мыслей о смерти, а от того, как наша жизнь может резко измениться. Каждый из нас не осознает до определенного момента некоторых вещей, которым онкология учит очень быстро. Первое: крепкое здоровье, в том числе и психологическое – не данность, но тяжелый, ежедневный труд над собой. Если угодно, во многом это - преодоление своих слабостей, лени и безволия. А второе: до того момента, пока не откроешь двери онкологического центра, ты не представляешь количество людей, столкнувшихся с этой бедой – после таких «экскурсий» совершенно по-иному смотришь на окружающих, становишься терпимее и добрее.

- Как проходил процесс дальнейшего обследования и лечения?

- В Тюмени прошла биопсию, после чего врачами было принято решение о проведении лучевой терапии. Это, как мне объяснили, необходимо для понижения количества послеоперационных осложнений и предотвращение рецидивов.

Лучевую терапию перенесла тяжело, изматывали постоянные приступы тошноты, диареи, из-за плохого усвоения питательных веществ я похудела до 45 килограммов.

Но самым мучительным испытанием было видеть множество молодых людей с поздними стадиями онкологии. В их глазах так и читался вопрос: за что? Атмосфера учреждения очень гнетущая. И это не в упрек медперсоналу. Онкоцентр – не санаторий.

После лучевой в сентябре перенесла операцию, а потом должен был состояться курс химиотерапии. Но в последний момент врачи решили: «Опухоль не прогрессирует, метастаз нет и рисковать из-за вероятности осложнений на сердце не будем». А я решила срочно связаться с карпинским травником Михаилом Эриковичем Бураевым.

- Кто рассказал вам о нем?

- Впервые о Михаиле Эриковиче мне поведала женщина, с которой мы вместе ждали результаты биопсии – это было в Тюмени. Я тогда отнеслась к ее рассказам не очень внимательно, но фамилию запомнила. Кстати, в Тюмени хорошо известно имя карпинского ученого Бураева.

А через месяц, во время прохождения лучевой терапии, соседка по палате окончательно убедила меня в том, что, как минимум, стоит выйти на контакт с «Дианой» и рассказать о своих проблемах. Она так и сказала: «Просто позвони – помогут».

Но, как позже выяснилось, о Бураеве я могла узнать и гораздо раньше. Дело в том, что еще 7 лет назад к нему за помощью обратился мой брат Борис.

- И вы не знали об этом?!

- Нет. Мы живем довольно далеко друг от друга, в разных регионах. Созваниваемся время от времени. И как-то в телефонном разговоре с его женой я рассказала о приключившейся со мной беде, о перенесенной операции и о травнике Бураеве. «Так мы знаем Михаила Эриковича. Он Борю вылечил».

Я едва телефон не выронила.

Оказалось, что в 2010 году у старшего брата обнаружили злокачественную опухоль левого легкого. На счастье, его жене сослуживцы передали книгу «Как победить рак, или «Помогите найти Бураева!...» Брат позвонил по указанному там телефону и спросил у травника совета – делать или не делать операцию?

«Конечно, делать и выполнять все рекомендации врачей. Но одновременно с медикаментозным лечением принимать лекарственные препараты растительного и животного происхождения по схеме, которую я составлю для вас», - сказал Михаил Эрикович. Легкое пришлось удалить. К счастью, метастаз не было, и химиотерапию он не стал проходить.

Получив огромную посылку с фитопрепаратами из «Дианы», два дня разбирались супруги с ее содержимым. На третий день ровно в 6.30 утра Борис начал проходить свой первый курс по методике Бураева с настоя осиновой коры. Через каждые 21 день он созванивался с Михаилом Эриковичем, уточнял, спрашивал, консультировался по возникающим вопросам.

По прошествии курса поехал в онкодиспансер, где состоял на учете, для контрольного обследования. Чисто! Через полгода съездил еще раз и онколог сказал ему: «Вы здоровы!»

Сегодня мой 75-летний брат ездит на рыбалку, ведет с женой домашнее хозяйство (у них в селе большой просторный дом и живность во дворе) и с благодарностью вспоминает целителя из Карпинска.

Теперь у нас с братом появилась еще одна общая тема – фитолечение. Он поддерживает меня и вселяет уверенность: все будет хорошо. Так же, как и Борис, я по минутам и граммам принимаю целебные настои Михаила Эриковича и через каждые три недели созваниваюсь с ним, чтобы скорректировать прописанное мне лечение.

При общении с этим необыкновенным человеком я всякий раз испытываю чувство доверия к нему как к профессионалу, который при разработке индивидуального курса старается уточнить малейшие нюансы состояния здоровья пациента. Один курс я прошла и приступила ко второму.

Я очень хочу, чтобы чудесный бураевский комплекс пропил для профилактики и сын. Но, как и все молодые, здоровые мужчины, он верит в свои силы и мой совет пока отклоняет.

Что ж, буду убеждать…

А мои опасения – это не просто тревога матери за своего ребенка. Они основываются на более чем серьезных вещах. У моего папы был рак прямой кишки. У брата, как я уже рассказала, рак легкого. То есть не надо быть ученым- генетиком, чтобы понять: в нашей семье присутствует наследственная (генетическая) предрасположенность к онкологическим заболеваниям. И чтобы минимизировать персональный риск каждого члена семьи, нужно предпринять один, но важный шаг: пройти курс фитолечения по методике Бураева (его лечебный комплекс стабилизирует геном клетки).

Может быть, не один раз пройти. Но это уже – в компетенции самого Михаила Эриковича.

Сейчас 244 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте