BURAEV.RU - ООО «Диана»

Сыну сообщили, что мама проживет полгода…

Приятный голос, красивый  «акающий» говорок моей собеседницы, грамотная речь – все это сделало общение с Татьяной Ивановной интересным и даже приятным. Хотя если соотнести последний эпитет с темой нашей беседы, то меня смело можно упрекнуть в некорректности его использования. И я соглашусь. Ведь говорили мы про онкологию. Про коварство заболевания и силу человеческого духа, про неоценимое значение внимания и заботы близких людей и собственной веры в выздоровление. И еще о многом.

Пример Татьяны Ивановны, много лет сражающейся со страшным недугом, заслуживает того, чтобы о нем узнало как можно больше людей, которым поставлен диагноз «рак». У нее обнаружили рак яичников 4 стадии с метастазами. Она перенесла 3 операции, 20 химий.

Татьяна Ивановна  Сунгоркина - пенсионерка. До выхода на пенсию долгие годы руководила поселковой администрацией в одном из районов Пензенской области. Что и говорить, работа была «на нервах».

- Утром, бывало, кран открываю, а воды нет. Понятно, насос перегорел опять. Сразу - за телефон, поднимаю на ноги кого нужно, и начинается свистопляска. Без проблем не обходился ни один день. Все жилищно-коммунальные вопросы были на мне. А вы знаете, как эта сфера устроена. Что в столице, что в глубинке – вода, свет, тепло – должны присутствовать в нашей жизни всегда. Должны. Но случается всякое. Я скажу коротко: стресс у меня был длительный, на протяжении нескольких лет.  Но поняла только потом, когда случилась беда.

В 2008 году занемогла Татьяна Ивановна. На пупке появилось что-то вроде грыжи. А чему тут удивляться? Руководитель поселковой администрации, как и все жители села, после работы «пахала» на своем огороде, держала корову, поросят. Понятно, что муж помогал. Но - «есть женщины в русских селеньях»… Не будут они ждать, пока муж возьмет ведро с пойлом да пойдет в коровник. Тяжелой работы сельчанкам никак не миновать. Хоть и двадцать первый век на дворе.

Поехала Татьяна Ивановна в районный центр. Хирург осмотрел и сказал: «Операция нужна». А она:

- Дайте мне месяц. Корову надо пристроить.

Покачал головой врач и посоветовал съездить в Кузнецк, в диагностический центр на УЗИ.

- Приехала. Прием хоть и платный, а все равно народу много. Решила, пока очередь идет, на прием к гинекологу сходить. Пожилая врач осмотрела и успокоила: «Все у вас хорошо». А на УЗИ врач спрашивает: «У гинеколога давно были?». «Только что от нее вышла». Он тут же пригласил ее в кабинет, о чем-то тихо переговорил с нею  и сказал, что назавтра мне назначено УЗИ органов малого таза.

Ночь Татьяна Ивановна провела без сна. Тяжелое предчувствие  не обмануло женщину. УЗИ показало рак яичников 4 стадии с  метастазами  в матку,  сальник,  в пупочное кольцо, а в брюшной полости скопилась жидкость.

Срочно пациентку направили в областной онкологический диспансер, где 17 декабря ей была сделана операция. Все дни возле Татьяны Ивановны находился сын. Ему-то хирург-онколог и сообщил, что мама проживет полгода. Но надо обязательно пройти химиотерапию.

- Как сейчас помню, прошла я тогда 8  химий. Щадящих, как сказали  мне. Перенесла их легко. В августе завершила, а в октябре онкомаркер опять полез вверх. И тут я «отмотаю» события немного назад.

В мае захотелось мне выписать журнал «Сельская новь». Почему именно это издание – не знаю. Существует много других для тружеников села. Но я пошла на почту подписываться на второе полугодие только на этот журнал. В июле получаю первый номер и читаю там статью про карпинского ученого, травника Михаила Эриковича Бураева. «Это мое!» - сразу сказала я. Но обратилась к нему за помощью только через полгода. Так уж вышло в силу некоторых причин.

В январе 2010 года женщина позвонила Михаилу Эриковичу. Он внимательно выслушал, задал много уточняющих вопросов, а в конце беседы настоятельно порекомендовал соблюдать время и дозы принятия лекарственных препаратов растительного и животного происхождения, которые придут очень скоро.  Действительно, через неделю Сунгоркины получили две большие посылки и схему приема их содержимого. В том числе было расписано и  питание.

Чтобы было понятно, как Татьяна Ивановна ответственно подошла к прохождению 105-дневного курса, достаточно сказать, что даже отправляясь на почту за пенсией, она брала с собой скляночки с нужным лекарством.

Каждые три недели она созванивалась с травником, чтобы скорректировать лечение.

- Весною, когда я приступила ко второму курсу,  в паху обнаружили метастазы. Я позвонила Михаилу Эриковичу и спросила, делать ли мне операцию? Он ответил, что нужно выполнять все рекомендации врачей. В июне мне удалили лимфоузел и назначили 6 курсов химии, поскольку в селезенке обнаружили метастазы.

Но я чувствовала себя вполне удовлетворительно, потому что ни на один день  не прерывала лечение фитотерапией.  «Ну вы и крепкая! - удивлялся врач. – Столько химий прошли, а держитесь молодцом!»

Однако химия с метастазами не справилась (позже мне предложили какой-то шведский препарат, и я прошла еще 6 курсов).  В один из приемов хирург, вздохнув, спросил: «Может, селезенку уберем?» «А без нее живут?» - испугалась я. «Живут».

Очередная, третья по счету операция прошла 12 марта 2013 года. После удаления селезенки онкомаркер  пришел в норму. Но с фитотерапией Татьяна Ивановна не расстается.

- Михаил Эрикович разработал для меня новую схему приема лекарств. Теперь я пью их 21 день и месяц отдыхаю. И так на протяжении всего года. В 2017 году я буду проходить уже 8 курс по методике Бураева. Самочувствие мое не вызывает опасений. Абсолютно все делаю по дому. Люблю в огороде  с мелочевкой возиться, в палисаднике цветов много выращиваю, заготовкой всю осень занимаюсь. Осенью банок 300 накрутила с разными соленьями, вареньями, компотами. Конечно, муж и дети  тяжелыми работами заниматься мне не дают. Летом младшая дочка с севера приезжает. Старшая недалеко живет. У нее три сына. Только придут, сразу с порога: «Бабуля, что нужно сделать?» Муж следит, чтобы тяжести не поднимала.

С нами еще  моя мама живет. Ей 87 год идет. А папа умер от рака легких. Не знали мы тогда о карпинском травнике. А вот со своей знакомой, которая умирала от рака,  информацией поделилась. Полтора года жизни  подарило ей фитолечение.

- Расскажите, пожалуйста, поподробнее об этом, - прошу я собеседницу.

- Как-то сентябрьским утром  мне позвонила бывшая работница нашей администрации Валентина. Я еле узнала ее голос, настолько слабым он был. «Таня, я слышала, ты какие-то травы пьешь?» - спросила она меня. И тут же, предвосхищая мой вопрос, продолжила: «У меня рак печени».

Выяснилось, что с февраля она проходила многочисленные обследования, но причину ее плохого самочувствия никак не могли определить. Ее муж, работавший на севере в крупной энергетической компании, воспользовался предоставленной возможностью направить жену в ведомственную московскую клинику. Там и обнаружили рак печени. Сделали операцию. Для оттока желчи была выведена трубка. Но положение больной оказалось настолько безнадежным, что ее выписали домой. Умирать.

- К моменту нашего с ней телефонного разговора она не ела 10 дней. Не хотела. Конечно, я тут же пошла к ней с тем самым журналом «Сельская новь», с дисками, книгами, присланными мне из «Дианы». Выслушав мой рассказ, ее муж сразу позвонил Михаилу Эриковичу Бураеву, но не стал ждать посылку с травами, а рванул на машине в Карпинск. Трое суток он провел за рулем, чтобы любимая супруга уже на четвертый день начала принимать курс лечения по методике карпинского ученого. Через неделю (!) Валентина позвонила мне, чтобы поблагодарить за информацию о Бураеве. В следующий раз она позвонила через месяц и пожаловалась, что ей стало хуже. «Только не бросай. Продолжай пить. Это все пройдет», - успокаивала я ее.

И правда, кризис миновал.  Ушли боли, вернулся аппетит, хорошее самочувствие, приподнятое настроение. Валентина посвежела и похорошела.  Надо сказать, что она была женщиной крупного телосложения и весила до болезни 130 килограммов. После операции в ней и 50 не осталось. И вот она  снова поправилась. Конечно, не до 130 килограммов, а только до 80,  но ей и не нужен был лишний вес.

Как счастливы они были с мужем в этот период! Они много гуляли,  ходили в гости, даже съездили к дочке в Саратов.

Валентина с улыбкой  рассказывала мне, как она позвонила доктору и спросила, можно ли ей заниматься прополкой и другими работами в огороде, учитывая наличие трубки? «Доктор чуть дара речи не лишился. Он не ожидал, что я жива…».

Прошло полтора года. Все было нормально. Но при очередной очистке трубки (она засорялась, и Валентина чистила ее сама) в организм попала инфекция. Началось заражение.

За 3 дня до смерти она позвонила мне и снова поблагодарила за совет обратиться к Бураеву, за его замечательные травы, подарившие ей 18 месяцев счастья.

- Что бы вы посоветовали людям, которым поставлен неутешительный диагноз?

- Не отчаиваться! И верить целительной силе  природы, секретами которой владеет Михаил Эрикович Бураев.

Сейчас 196 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте