BURAEV.RU - ООО «Диана»

«Я спаслась, когда стала пить травы»

Елена Сергеевна родилась и всю жизнь живет в Златоусте. Лучшего места на Земле для нее просто не существует. Город в долине реки с коротким названием Ай, окруженный живописными горами, известен в России как родина русского булата, первых стальных пушек, первых ракет морского базирования, великолепной гравюры на стали. В городе металлургов много достопримечательностей, но предметом особой гордости его жителей является расположенный рядом национальный парк Таганай, привлекающий своей красотой туристов со всей страны.

Когда Елену Сергеевну спрашивают, была ли она за границей, женщина отвечает всегда одинаково:

- Какая заграница? Тут бы все обойти…

С мужем Юрием Николаевичем они каждый отпуск выкраивали несколько дней, чтобы сходить в горы, побродить по любимым местам и обязательно съездить на озеро Тургояк, которое называют голубой жемчужиной Урала. А еще его не зря величают младшим братом Байкала. Тургояк – одно из самых чистых озер на планете.

- Вот выйдем на пенсию, - мечтали супруги, - и вдосталь насладимся красотами нашей уральской Швейцарии.

…Тяжелым выдался 2010 год. В самом его начале у Елены Сергеевны умерла мама. Только-только оклемалась от удара, пошли сокращения на заводе, на котором всю жизнь проработала инженером-конструктором. Заметно обмелел человеческий ручеек, устремлявшийся каждое утро к заводской проходной. Молчал старенький будильник, за ненадобностью задвинутый подальше в шкаф. Елена Сергеевна подходила к окну и с печалью смотрела туда, где еще недавно ее ждали коллеги, родные заводские стены.

Но тут подошла весна, и начались привычные хлопоты в саду. Красота цветущих деревьев, ярко-синего майского неба лечили сердце умиротворением и гармонией, а нежный загар радовал тело, истосковавшееся по солнышку и теплу. Стройная, подтянутая, Елена Сергеевна в саду предпочитала носить раздельные купальники.

Как-то на животе увидела черное пятнышко, заметное даже сквозь загар. Ну, пятнышко и пятнышко. Появилось и пройдет. Но вместо того, чтобы исчезнуть так же внезапно, как появилась, черная точка начала стремительно увеличиваться в размерах.

Соседка по саду, увидев этот «дефект», посоветовала мазать чистотелом. «Это у тебя печень барахлит. Вот кожа и отреагировала», - успокоила знакомая. И напрасно.

Пятно стало «выпирать» и мокнуть. Пришлось Елене Сергеевне обратиться в онкологический кабинет городской поликлиники. Взяли соскоб.

«Анализ прекрасный, - сказал врач, - но убирать надо! Дело в том, что папиллома, - а у вас именно она, - представляет собой пока доброкачественное образование кожи. Подчеркиваю: ПОКА. Потому что есть опасность перерождения в злокачественную опухоль».

Женщине бы сразу и лечь на операцию. Но тут заминка вышла.

Дело в том, что в их семье существует многолетняя традиция: каждый год Елена Сергеевна и ее двоюродные сестры приезжают в гости к одной из них. По очереди. На сей раз встреча должна была состояться через месяц, в июле, у сестры, проживающей в Калининграде.

Но в июле стало ясно, что традиции придется изменить. Огромное пятно, занимавшее уже почти весь живот, мокло и сочилось. Елена Сергеевна со страхом отправилась к онкологу.

Он был вне себя: «Что вы натворили? Что за безответственность? Вы упустили время…». Диагноз прозвучал как приговор - «меланома».

Справка. МЕЛАНОМА – злокачественная опухоль кожи, маскирующаяся под родинку. Как и обычная родинка, она развивается из пигментных клеток, расположенных в коже и обуславливающих ее окраску. Меланома - одна из наиболее опасных злокачественных опухолей человека, часто рецидивирующая и метастазирующая лимфогенным и гематогенным путем почти во все органы.

Каждый час в мире от данного заболевания погибает один человек.

Доля меланомы в структуре онкологических заболеваний составляет всего 2,3 процента, в то же время она причина 75 процентов смертей от рака кожи.

Операцию сделали через несколько дней. Опытный хирург-онколог сделал все возможное, чтобы от меланомы не осталось и следа. Но позже выяснится, что опухоль успела «наследить»: в лимфосистеме обнаружат метастазы.

А пока после операции Елену Сергеевну больше беспокоило постоянное головокружение. Сначала списывала этот дискомфорт на последствия наркоза. Но когда прошло несколько дней, а голова упорно «не вставала на место», пациентка пожаловалась невропатологу. Уколы, капельницы помогли справиться с головокружением. А соседки по палате – молодые общительные женщины – окружили ее заботой и вниманием. Одна из них, узнав, что Елена Сергеевна перенесла операцию по поводу меланомы и ждет результатов гистологии, протянула ей книгу: «Почитайте. Здесь найдете много важной информации».

«Как победить рак, или «Помогите найти Бураева!...» - прочитала название Елена Сергеевна.

- Танюшка, - обратилась она к девушке, - я обязательно все прочитаю, но попозже. Боюсь вызвать головокружение. Ты лучше скажи, в книге есть адрес и телефон этого человека?

- И адрес, и телефон есть.

- Запиши мне их, пожалуйста. И имя – отчество. Кто знает, может быть, когда-нибудь и придется к нему обратиться.

На следующий день стали известны результаты гистологии. Оперировавший Елену Сергеевну хирург-онколог сказал: «Нужна еще одна операция. Проведем ее через пару месяцев. А пока дадим направление на более тщательное обследование в Челябинск».

Елена Сергеевна все поняла. Она не стала плакать, биться в истерике, паниковать.

- В ту минуту, - рассказывает она, - я вспомнила о книге, которую держала накануне в руках и поняла, что судьба послала мне знак свыше. Это мой шанс! Мой выигрышный билет! Мой пропуск в жизнь, и я его не потеряю!

Елена Сергеевна позвонила мужу и спокойным тоном попросила его приехать за ней. «Все хорошо?» - обрадованно спросил Юрий Николаевич. «Расскажу дома», - уклончиво ответила она.

В машине ехали молча, а едва переступив порог квартиры, Юрий Николаевич «взвился»:

- Я с ума схожу от этой неопределенности, а ты молчишь. Что показали анализы?

- Успокойся! – жестко осадила супруга Елена Сергеевна. – У меня две новости. Плохая и хорошая. Томить не буду. Анализы не такие, которые мы с тобой ждали. Но я узнала о человеке, который успешно лечит рак. Вот его телефон, и я сейчас же звоню ему.

Михаил Эрикович Бураев ответил сразу. Елена Сергеевна посчитала это еще одним добрым предзнаменованием. Они разговаривали более получаса.

Слушая подробный рассказ жены о своем заболевании, Юрий Николаевич понял, что на том конце телефонной трубки человек расспрашивает Елену Сергеевну очень внимательно, и это отчасти успокоило его.

- Через три-четыре дня мы получим замечательную посылку с травами и другими полезными препаратами, - обернулась к мужу улыбающаяся супруга. – Главное, принимать строго по схеме, которая также будет вложена в посылку. Знаешь, дорогой, я уверена, это именно то, что мне поможет! Эта мысль пришла ко мне в больнице и не покидает меня.

- Что я должен ответить? Я буду счастлив, если интуиция тебя не обманет.

Через четыре дня из Карпинска пришла посылка. Добрых два часа супруги, как малые дети, разглядывали ее содержимое.

- Смотри-смотри, здесь желчь и жир медведя есть. О-о, и нерпы. Придется тебе, Леночка, вспомнить из далекого детства вкус рыбьего жира.

- Ой, напугал, - парировала жена. – Не на том акценты расставляешь. Тут кое-что посерьезнее есть.

- Например?

- Например, осиновая кора. Однажды я пробовала ее. Вот заварю и тебя угощу.

После изучения схемы приема препаратов, покупки нескольких термосов, весов, подготовки баночек-скляночек, Елена Сергеевна с вечера приготовила все, что надо было выпить в течение следующего дня. Самого первого дня из 105-дневного курса лечения.

- Юра, смотри внимательно, как я делаю. Тебе предстоит все это заваривать, отмеривать, отвешивать, когда я буду в больнице. Прерывать лечение нельзя, - предупредила мужа.

Ровно в 6.30 утра Елена Сергеевна, даже не поморщившись (за нею наблюдал муж), приняла первое чудодейственное средство – настой осиновой коры.

- И закружилось, и завертелось, и понеслось совсем другое измерение времени, - вспоминает она о событиях шестилетней давности. - Некогда было думать о глупостях.

Вы понимаете, о чем я говорю. То одно завариваешь, то другое. С часами не расстаешься. Будильник то и дело напоминает о приеме препаратов. А надо еще и завтрак, обед, ужин приготовить. Причем в соответствии с рекомендациями Михаила Эриковича в нашем меню появилось больше витаминной продукции, свежих и тушеных овощей, фруктов, свежевыжатых соков, ягодных морсов.

Через 21 день я созванивалась с ним и рассказывала о своем самочувствии, о переменах, которые происходили в организме. После поездки в Челябинск рассказала Михаилу Эриковичу, что мне все-таки назначили вторую операцию, хотя я чувствовала себя бодрой и энергичной. «Все, что вам рекомендуют и назначают врачи, нужно неукоснительно выполнять»,- сказал мне карпинский ученый-травник.

В больнице, когда я легла на операцию, пришлось пропустить несколько дней бураевского лечебного курса.

После операции доктора сказали, что мне необходимо пройти иммунотерапию - вспомогательное, дополняющее хирургические методы лекарственное лечение. В данном случае интерфероном-альфа.

Справка. Даже после хирургического удаления всех видимых очагов меланомы некоторые клетки опухоли сохраняются в организме. В таких случаях после операции в качестве дополнительной терапии возможно применение интерферона-альфа. Это помогает предотвратить дальнейший рост и распространение меланомы. При этом не все пациенты в состоянии вынести побочные эффекты - чувство усталости, слабости, апатии вплоть до возникновения депрессивных синдромов, нарушения сознания, со стороны желудочно- кишечного тракта -  тошнота, рвота и диарея; уменьшение содержания лейкоцитов, эритроцитов и гемоглобина в связи с негативным воздействием интерферона на систему кроветворения.

- Я видела, как тяжело переносили интерферон другие пациентки. Но я-то одновременно проходила курс фитотерапии. Муж готовил и приносил каждый день все положенные по схеме препараты. Поэтому тяжелых побочных эффектов у меня не было.

Поняла я в больнице еще одну вещь. У всех, кто лежал там с меланомами, имелись близкие родственники, перенесшие или страдающие этим заболеванием. Такая наследственность, считают врачи, повышает риск появления меланомы на 50 процентов.

У моего папы на коже была эта «штука»… К большому сожалению, меня это никак не насторожило. И я затянула болезнь. И это беда многих моих ровесников и ровесниц.

А вот молодые женщины, девушки, с которыми познакомилась во время обследований - все знают о роли наследственности и при появлении любого подозрительного «пятнышка» обращаются если не сразу к онкологам, то уж к врачу-дерматологу точно.

Больше шести лет прошло с того дня, когда Елена Сергеевна узнала, что у нее рак кожи с многочисленными метастазами. Сегодня это кажется ей страшным сном, вспоминать о котором не хочется. Она прошла несколько курсов фитолечения по методике Бураева. Окрепший иммунитет победил болезнь. В родном Златоусте узнала еще про двух земляков, которые справились с онкологией после лечения по методике Бураева. А в декабре 2016 года обратилась к нему с просьбой: «Михаил Эрикович! Помогите! У мужа проблемы с сердцем. Ночами не спит. Переживает. Вчера вечером сказал мне: «Позвони, Лена, Михаилу Эриковичу. Он тебе помог и мне поможет».

Эти строки я пишу в январе. Юрий Николаевич уже проходит курс лечения, рекомендованный М. Э. Бураевым. «О своем самочувствии он расскажет сам, когда мы приедем летом в Карпинск сказать «спасибо» и пожать руку талантливому целителю», - с оптимизмом заявила супруга.

Сейчас 180 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте