BURAEV.RU - ООО «Диана»

«Я знаю, ради кого мне надо жить»

Занятиям в тренажерных залах, которых нынче пруд пруди в любом городе, медицинская сестра Айгуль Загитовна предпочитала велосипедные прогулки с их непередаваемым удовольствием от свежего воздуха. Весной он напоен запахами оттаявшей земли и первой зелени, коротким летом – ароматом цветов и трав, осенью – первыми холодными нотками грядущих морозов. Встречный ветерок приятно обдувает лицо, задерживаясь на щеках легким румянцем. Радует глаз красота городского пейзажа, обрамленного зеленым ожерельем хвойного леса.

На велосипеде ли, пешком ли прогуляться по любимому Ноябрьску – это всегда положительные эмоции. Не зря его называют городом будущего. Муниципалитет уверенно входит в число лучших городов России по качеству жизни.

Чистый, безопасный, располагающий школами, больницами, спортивными комплексами, магазинами в шаговой доступности, город нефтяников и газовиков Ноябрьск заслужил статус южного форпоста Ямала.

- В таком красивом, комфортном для проживания городе хотелось и жить красиво, достойно, - рассказывает Айгуль Загитовна М. - Я вела здоровый образ жизни – никогда не пила, не курила, занималась спортом. Пробежки были мне в радость даже при легком морозце, а лучшим другом стал для меня велосипед. Почему выбор пал на велоспорт?

Я оценила его преимущества прежде всего как медицинский работник.

Велосипедная прогулка укрепляет сердечно – сосудистую систему и легкие, тренирует вестибулярный аппарат. Обогащенная кислородом кровь отлично питает клетки головного мозга. Снижается риск возникновения близорукости: глядя вдаль и фокусируя взгляд на далеко расположенных объектах, мы тренируем глазную мышцу.

Потом, когда велопрогулки стали неотъемлемой частью моей жизни, я просто наслаждалась ощущением легкости и свободы. И это тоже – оздоровительный эффект.

Да что тут долго говорить? Спроси меня кто-нибудь два года назад, счастлива ли я, без запинки бы ответила: «Да!».

Я состоялась и как специалист, и как мать, и как жена. Я - медсестра высшей категории. Большую часть жизни прожила в Ноябрьске, где 25 проработала в детском инфекционном отделении местной больницы. У меня крепкая семья, трое детей, 35 лет жизни в браке с любимым мужем. Постоянно уделяла внимание воспитанию детей. Кому-то покажется странным, кто-то не поймет меня, но ни один из детей даже на дискотеке не был. Сыну сейчас 23, а он алкоголь не пробовал.

Строго следила за питанием в семье. На нашем обеденном столе почти не было вредной пищи (сосиски, колбаса). Из Башкирии привозили свежую индюшатину, телятину, баранину. О фаст-фуде и речи не было.

Вообще отношение к здоровью было самое серьезное. В свое время от рака умерла бабушка, потом мама, в разное время болели сестра и тетя. Поэтому во мне постоянно жила настороженность, которую пыталась заглушить вполне здравыми рассуждениями: «Я живу правильно. Слежу за здоровьем. Не жалею времени и денег на обследование. Со мной такого не случится». Вот в этом и состоит ошибка многих, в том числе и моя.

...В мире каждые сутки онкологический диагноз ставят 27 000 человек. В декабре 2014 года его поставили нашей героине. Заболевание обнаружилось резко и неожиданно.

- Когда мы ездили к сыну на присягу, то я, видимо, замерзла во время мероприятия, и по приезду домой появилось сильное чувство дискомфорта. Решила, что нужно обследоваться. Подозрение на опухоль появились сразу после УЗИ, после это сдала онкомаркер СА-125 (он считается основным маркером рака яичников и его метастазов – прим. авт.). Результат был неутешительным. При норме в 35 единиц показатель равнялся 180. Поставили 3-ю стадию рака яичников, метастазы в сальнике.

Справка. Рак яичников находится на пятом месте среди причин смерти от злокачественных опухолей у женщин. Этот тип злокачественной опухоли имеет тенденцию преимущественно образовывать метастазы в сальнике, а не в отдаленных органах. У большинства женщин к моменту постановки диагноза злокачественной опухоли уже имеются метастазы в сальник, и зачастую опухолевые конгломераты в нем значительно больших размеров, чем первичное новообразование. На ранних стадиях рак яичников выявляется менее чем в 20 процентах случаев.

- Реакция была как у всех. Сначала – шок. Потом – сомнения. Я не поверила диагнозу. Ошибки случаются в любой сфере. Решила не паниковать и съездить на обследование в Тюмень. Поскольку скрыть сам факт поездки в областной центр было сложно, пришлось рассказать мужу и дочери. Не всю правду. Только часть. Мол, возникли кой-какие подозрения у докторов. Надо обследоваться дальше. Про диагноз и слова не сказала.

Отправилась женщина в надежде услышать: «Да у вас просто киста». Услышала другое.

Доктор сказал: «Утешить вас нечем. Я 17 лет оперирую, это третья стадия. Действовать нужно оперативно. Советую не ждать результатов гистологии».

Операция прошла 24 февраля 2015 года. Убрали метастазы в сальнике. Через 10 дней предложили химиотерапию, пояснив, что яичники не чувствительны к облучению и «добраться» до них можно только химией. Что оставалось делать? Согласилась, для себя твердо решив, что одна химиотерапия – это не выход. Ослабленному организму нужна помощь. Но откуда? Какая?

...Когда-то судьба свела Айгуль Загитовну с женщиной, увлекающейся астрологией. И та посоветовала: «В жизни опирайся на свои ощущения, они не подведут. В этом ты сильна!»

В поисках решения проблемы обратилась к интернету. Нашла массу разных центров и специалистов, но интуитивно выбрала из всех карпинского ученого М. Э. Бураева. «Я сайт его увидела и внутри меня что-то екнуло».

Около двух недель внимательно изучала лицензии, патенты, отзывы пациентов. Посмотрела фильмы, проштудировала книги, решила: «Фитолечение спасет меня!» и – позвонила в Карпинск.

Посылка с набором препаратов растительного и животного происхождения и схемой лечения, рассчитанного на 105 дней, пришла быстро. Дети расписали прием лекарств по минутам и каплям, чтобы мама не сбилась с режима и дозировки, прописанных Михаилом Эриковичем. Но уже через неделю она все делала автоматически. Никаких трудностей при приеме курса, - а подошла к лечению Айгуль Загитовна очень ответственно, - она не испытывала.

- Я запомнила, каким был показатель онкомаркера в первый день – 59,6. На этом уровне он держался неделю. Я радовалась тому, что хотя бы не повышается. У женщин, моих знакомых по несчастью, - у всех более 100. Сплошные рецидивы. Доктора меняли схемы, ничего не помогало. Онкомаркеры стремительно растут...

А у меня - снижаться: 30, 20, 13...Дети уговаривали: «Мамочка, никому ничего не говори, чтобы не сглазить».

Самое главное, курс помог моему организму адаптироваться и пройти химию безболезненно. Не было этого тяжкого ощущения физической опустошенности, которое так мучает многих пациентов. Я будто не химиотерапию принимала, а так – прокапалась...

И что удивительно! Мне, как медику, заметно укрепление иммунитета на простом примере. При контакте с болеющими ларингитом детьми, я перестала «подхватывать» инфекцию, хотя при «лающем» кашле она легко распространяется. А до этого я быстро заболевала. У них ларингит, и у меня ларингит. Дочки удивлялись: «Мама, ты вообще не болеешь».

Каждый день дети говорили мне что-нибудь приятное и отмечали положительные перемены в моем настроении: «Мамочка, ты улыбаться начала. Ты снова радуешься жизни! Бывало, просыпаешься утром, а у тебя такая печаль в глазах... А теперь твои глаза сияют радостью. Ты начала интересоваться всем. Как прежде, до болезни, хочешь все свободное время с внуками проводить».

Правда, я и сама не заметила, как ушла депрессия, я стала намного спокойнее. Это мне помог марьин корень, который пила вместе с осиной. Если возникали какие-то вопросы, в любое время могла позвонить Михаилу Эриковичу.

А в ноябре 2016 Айгуль Загитовна приехала в Карпинск, в фитоцентр «Диана», чтобы поблагодарить своего спасителя и взять необходимые компоненты для прохождения второго курса. Здесь и состоялась наша беседа.

- Хотела приехать раньше, но помешали хлопоты с покупкой дома.

- Надоело жить в квартире?

- Не совсем так. Мы с мужем решили сменить место жительства и перебрались в Тюмень в связи с частыми посещениями сеансов химиотерапии в местном онкоцентре. И очень важный момент - мне повезло с доктором! Я ей рассказала о Михаиле Эриковиче Бураеве, и она изначально поддержала мое желание пройти курс фитотерапии. А такое отношение к народным методам лечения не часто встретишь.

Она успокаивала меня. Радовалась вместе со мной улучшению состояния. Наше общение без посторонних проходило не в формате «врач – пациент». Мы беседовали как близкие подруги, как сестры. Это мне очень помогало психологически. «Слава Богу, - говорила она мне. - У тебя все идет по-другому. Лишь бы не сглазить».

Собственно, это общение во многом и повлияло на решение переехать в Тюмень.

Сейчас мы с нею решили, что после 6 курсов и ПЭТ-КТ при положительным результате я буду укреплять организм только c помощью метода Бураева. «Сразу начинай, не медли», - напутствовала она меня.

- О фитолечении вы рассказывали товарищам по несчастью?

- Тут есть одна тонкость. У нас в Ноябрьске - небольшом городе, онкобольные, как правило, крайне неохотно идут на общение, поскольку проблема и страшная, и деликатная. Большинство скрывает свой диагноз не только от посторонних, но и от друзей и даже родственников.

В Тюмени ситуация иная – люди здесь с большим интересом расспрашивают о методе Бураева, о фитотерапии. По-хорошему изумляются, когда узнают, что курс фитолечения можно и нужно совмещать с химиотерапией. А также проходить до нее. Во время нее и после.

Кстати, некоторые пациентки пили болиголов, настои из ядовитых грибов. Почти все они потом говорили, что не помогает...

Я без утайки рассказывала, какие травы и препараты пью и как это делаю. Человек 20 заинтересовались очень серьезно и хотели позвонить (а, может, уже позвонили) в «Диану».

- Насколько сильно изменилось ваше питание в связи с фитолечением?

- В рационе стало больше овощей, фруктов, ягод. Ягоды разные – красная и черная смородина, клюква, брусника, облепиха. Муж мне ягодное ассорти готовит в блендере и лимончика немного добавляет. Без сладкого жить могу, сахар никогда не употребляла. Но чуть-чуть халвы люблю «распробовать», также на обеденном столе у нас мед, сиропы, орехи. Никогда не пила кофе. Мы, татары, черный чай с молоком любим. Ничего страшного! Отказалась от черного, пью зеленый, и, конечно, травяные, витаминные чаи. И детям они нравятся. А еще – ягодные пюре и сиропы из «Дианы». Мы и сами делаем соки, морсы.

- Айгуль Загитовна, какой главный совет дали бы вы людям, столкнувшимся с бедой под названием «рак»?

- ВЕРИТЬ. Должна быть вера, что все получится. Без веры никак. Без нее прием лекарств не даст результатов. Как я уже говорила, сердце у меня екнуло, когда увидела сайт Бураева. А когда начала принимать его препараты, вера усилилась. Я же почувствовала, что появились силы, аппетит, настроение совсем другое – постоянно приподнятое. Свои органы почувствовала по-другому. Ощущала улучшение день ото дня и понимала, что нужно продолжать идти в правильном направлении, указанном Михаилом Эриковичем. Он постоянно говорил: «Выполняйте все предписания врача».

А уж когда онкомаркер быстро нормализовался, я радость даже передать не могу. Я приехала сейчас за вторым курсом.

У меня крепкая семья, прекрасные дети, заботливый муж, который меня очень любит. Мне есть ради кого жить!

Сейчас 315 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте