BURAEV.RU - ООО «Диана»

«У нас ещё и сосны есть!»

Ветер, врывавшийся в салон автомобиля, нещадно трепал длинные светлые волосы Марины, но не мог осушить слёз – они катились и катились в два ручья.

- Закрой окно, простудишься, - не зная, как успокоить жену, сказал Игорь.

- Какая теперь разница: простужусь-не простужусь? – неловкая забота мужа вызвала у Марины новый приступ рыданий. Она лишь повязала косынку, чтобы убрать вьющиеся пряди волос, которые липли к мокрым щекам.

До последнего момента в душе у неё жила надежда, что этот плотный шарик в груди окажется безобидной липомой – ну просто не может такого быть, чтобы с ней случилось что-то непоправимое! Тридцать три года она жила не зная горя – рядом всегда были родные люди, готовые помочь, защитить, взять на себя её проблемы: сначала родители, потом и муж Игорь – такой большой, надёжный; вот и сыну уже двенадцать лет, ещё один мужчина растёт... Но перед той бедой, что на неё свалилась, они, увы, бессильны.

Хорошенькое личико молодой женщины вновь исказила гримаса плача: «Без меня вырастет, с мачехой... Маме лучше не говорить – помочь она ничем не сможет, успеет ещё нареветься». Скрыть истинное положение дел не получилось: и в прошлый раз, когда ездила в Кустанай на обследование, и сейчас – за результатом, Никита оставался у бабушки, и, заехав за ним с распухшим от слёз лицом, она тут же себя выдала. Увы, стойкостью характера не отличались обе женщины, поэтому рыдали уже в два голоса.

Ирония была бы неуместна, да только сама Марина теперь, когда страхи позади, о пережитом рассказывает с лёгкой улыбкой: «Целую неделю не могли прийти в себя, казалось, всё, жизнь остановилась. Хорошо, что Игорь привёл нас в чувство». Супруги – Игорь Валерьевич Машкин и Марина Валентиновна Гельман – сидят на диване в ООО «Диана», немного смущаясь незнакомых людей и камеры, на которую их снимает телеоператор для очередного видеофильма.

Год назад семья уже пережила подобную трагедию – от онкологии умерла мама Игоря, сгорела за три месяца. Он не хотел потерять ещё и любимую женщину, поэтому нашёл простые, но нужные слова: «Слезами горю не поможешь – будем бороться». Что ещё говорил Марине её верный спутник жизни, нам неведомо, да только сумел вселить в душу отчаявшейся женщины уверенность, что всё будет хорошо, потому что по-другому просто не может быть.

Им всегда было хорошо вместе – с тех пор, как он, открыв калитку, вошёл во двор небольшого дома в посёлке Майский, где она жила с родителями.

- Вы к брату? А Коли нет дома... - она узнала парня, с которым не так давно случайно оказались на празднике в одной компании.

- Нет, я к вам, - неловко переминаясь с ноги на ногу, ответил нежданный гость.

Марина пригласила его в летнюю кухню, где жарилась картошка: «Ну, давайте тогда пообедаем».

Они ели картошку и молчали – оба не знали, как себя вести, о чём говорить. Он к этому визиту готовился долго и тщательно – даже колёса щёткой помыл, так хотел понравиться новой знакомой. И вот приехал – не знает, что делать, что в таких случаях говорят? Ничуть не лучше чувствовала себя хозяйка... Впрочем, кое-какой план у него всё же был: позвать девушку на турбазу – отдохнуть, так сказать. Но ведь не сразу же...

В общем, на турбазу они съездили, потом стало проще. Встречались целый год, иногда Марине даже хотелось поторопить события. Наконец, свадьба состоялась. Вить семейное гнёздышко стали в городе Рудном, однако с дальним прицелом переехать на ПМЖ в Германию к родственникам Марины, потому она и на своей фамилии осталась. Ничего необычного в их жизни не происходило – всё как у всех: налаживали быт, воспитывали сына. Стремились заработать на достойную жизнь, и Марина, имея хорошее музыкальное образование, ушла из профессии, стала вместе с мужем заниматься бизнесом. И вот уже, кажется, совсем близко их заветная мечта: собственный домик среди сосен... рядом лошади пасутся, трава по колено – как у тёти в Шварцвальде, у которой они побывали в гостях в прошлом году. Уже и курсы немецкого языка, чтобы освоить необходимый минимум для сдачи экзамена, пройдены.

Однако не случилось. Не судьба, видно, не их это путь – после того, как узнали о диагнозе, стало страшно куда-то трогаться с родных мест, хотя кто другой рассудил бы иначе... Не секрет ведь, что существует даже медицинский туризм – лечиться в немецкие клиники или в Израиль специально едут те, кто побогаче. (Хотя, например, сами израильские врачи весьма высоко оценивают уровень профессионализма российских хирургов, только, как прозвучало недавно в телеэфире, «проблема в том, что их не хватает».)

В общем, операцию решили делать в Челябинске, там же Марина получила двухнедельный курс химиотерапии.

- Процедура ужасно тяжёлая, - вспоминает она свои мученья. – Как же мне было плохо! Состояние просто предсмертное, в том смысле, что легче, наверное, умереть, чем терпеть такие нечеловеческие муки. Вдобавок иммунитет совсем ослаб, сил ни на что нет – даже на мысли, не говоря уже о том, чтобы с кровати встать. Нет, я вставала, конечно, ходила, но, чтобы вы понимали: если б можно было, даже бы не пошевелилась.

И вот, в последний день перед выпиской заселяют к нам в палату женщину, у неё десять лет назад был рак груди, а теперь попала с кишечником. И рассказывает она свою историю – всё как у меня, да только лечилась она ещё и травами: «Как видите, до сих пор жива, и здесь бы не оказалась, если бы не моя самонадеянность. Все годы пила поддерживающий курс, причём не только сама, сын тоже у того травника лечился, у него свои проблемы со здоровьем. Потом думаю, наверно, хватит уж – столько лет прошло, и всё в порядке... Эх, отмотать бы время назад, да нельзя. Теперь-то понимаю, что мы с годами не молодеем, организм, однажды подорванный, слабеет, ему помощь нужна. Я, конечно, как почувствовала неладное, сразу снова к Михаилу Эриковичу Бураеву обратилась, так этого доктора зовут. Хочется верить, что и в этот раз проскочу, однако ж пораньше-то с гарантией бы было».

Вы не поверите – от одной надежды мне вдруг легче стало, - продолжает Марина. – Как будто свет в конце тоннеля увидела, и теперь знаю, куда идти. А ведь когда свекровь болела, мы весь интернет перерыли, кроме израильских клиник, ничего не нашли, поэтому я уже и не пыталась. А когда мне адрес дали, тут без проблем на сайт Бураева вышла. Пока читала, столько эмоций – и жалко людей, и радуешься, что нашли они настоящую помощь. Ну и официальная информация вызывает доверие – патенты, дипломы и всё такое. Приехала домой, тут же мужу рассказала, Игорь меня сразу поддержал. Позвонили Михаилу Эриковичу, посылки с препаратами получили по почте из Екатеринбурга.

Результат я заметила довольно быстро: первое – изменилось настроение, вернулись мои мечты о домике в лесу. Это параллельно с планами весной начать обустраивать сад при доме, который мы купили-таки прошлым летом после того, как поняли, что никуда не едем. Одно другому не мешает – ведь мы ещё молодые! Работоспособность появилась – на работу с баночками ходила, дома сидеть стало скучно. Иммунитет повысился – в последнюю эпидемию гриппа даже маску не надевала, и ничего, никакая зараза не прилипла, не чихнула, не кашлянула, а раньше ведь слабая была, постоянно простужалась. Один раз стало вдруг хуже – тошнит, живот напряжённый. Позвонила Михаилу Эриковичу, мол, что делать? Он успокоил, такое бывает, говорит, бросать ни в коем случае не надо, скорее всего, поджелудочная немного воспалилась, пройдёт. И правда, скоро прошло, как и не было.

Самое главное, конечно, это чтобы рецидива онкологии не случилось – этого постоянно боишься. Тут на последнем УЗИ опять у меня что-то увидели нехорошее, и хотя онкомаркер показывает, что всё в порядке, не знаешь, чему верить. Поехала опять в Челябинск, в онкодиспансер. Пункцию взяли – оказалось, там, где УЗИ затемнение показало, просто послеоперационный жировой некроз, ничего страшного.

Глядя на белозубую улыбку Марины, румянец на пухлых щеках и живой блеск глаз, ловлю себя на мысли, что ей, пожалуй, бояться нечего – весь её вид излучает здоровье, выпавшие после «химии» волосы уже отросли, и, не зная, можно подумать, что это просто стильная стрижка. Могучая фигура сидящего рядом мужа внушает уверенность, что этой хрупкой женщине вообще ничего не грозит. И как бы услышав меня, Марина говорит:

- Поддержка близких – половина успеха. Если бы не Игорь, не знаю, что бы со мной было. За неполный год, когда мы вместе переживали эту беду, наши отношения стали другими – если раньше я знала, что он меня любит, хоть и редко об этом говорит, то теперь мой муж так нежно обо мне заботится, что я без слов понимаю, как я ему дорога. Да и ценности стали другие: не успех, не деньги важны, главное – здоровье. То, что жизнь свела меня с Михаилом Эриковичем, – невероятная удача! Какие вы, карпинцы, счастливые люди – у вас такой доктор прямо в шаговой доступности! А нам в такую даль из Казахстана пришлось ехать. Конечно, можно было и второй курс по почте заказать, но очень уж хотелось побывать в Карпинске, своими глазами увидеть то, о чём знаешь только из интернета. Вы знаете, я нисколько не пожалела – всё здесь какое-то родное, и травами действительно пахнет. А Михаил Эрикович потрясающий человек!

- Так переезжайте в Карпинск, кстати, здесь и сосны есть. Домик купите, лошадей разведёте. Зачем вам, русским людям, какая-то Германия? – говорю я. И мы смеёмся, не потому что это такая смешная шутка, а просто у всех хорошее настроение – к тому же завтра Пасха, самый жизнеутверждающий праздник. Христос воскрес!

Сейчас 339 гостей и ни одного зарегистрированного пользователя на сайте